1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

"Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко"

Печать

Written by Игумен Нектарий (Морозов)

Мы продолжаем рассказ о вечернем богослужении, соединяя его с изъяснением некоторых песнопений вечерни, кратких, однако наполненных глубочайшим смыслом.

"Пришедше на запад солнца"

По окончании Богородична поется удивительная по своей умилительности и глубине песнь "Свете тихий" (в часослове она обычно значится как творение святителя Софрония, патриарха Иерусалимского, но история гимнографии свидетельствует, что появилась она все же значительно раньше).

Однако кто бы ни был автором этого песнопения, оно, как выражался замечательный афонский подвижник XX столетия старец Ефрем Катунакский, является "великим умозрением". К сожалению, это "умозрение" для многих верующих людей, не знающих хорошо церковнославянского языка и не имеющих усердия заглянуть лишний раз в соответствующий словарь, остается практически непонятным.

А смысл его таков.

"Свете тихий святыя славы бессмертного Отца Небеснаго, святаго, блаженнаго…" — это о Господе Иисусе Христе, Сыне и Слове Божием, являющемся как бы "тихим светом" неизреченной славы Своего Небесного Отца.

"Пришедше на запад солнца, видевше свет вечерний…" — это уже о нас, людях, которых Господь вновь сподобил дожить до солнечного заката, увидеть его неяркий, "тихий" вечерний свет. И мы, исполненные чувства благодарности, "поем Отца, Сына и Святаго Духа, Бога". И вместе с тем свидетельствуем, обращаясь ко Христу, непреложную истину: "Ты, Сын Божий, Податель жизни, достоин быть воспеваем во все времена голосами святых; потому весь мир славит Тебя".

Эта песнь по смыслу непосредственно связана с пропетыми перед этим стихами псалмов: если в них содержится пророчество о пришествии Господа на землю, то здесь говорится об Его явлении уже совершившемся. О том явлении, в котором Он ради немощи людей умерил свет Своей Божественной славы (сошел с небес, вочеловечился и именно так стал "тихим Светом") и сделался доступным для каждого кающегося грешника. Сделался доступным — как солнце, на которое невозможно взирать, когда оно находится в зените, и на которое мы, тем не менее, спокойно смотрим, когда оно склоняется к закату.

"Вонмем, премудрость, вонмем…"

Далее на вседневной вечерне звучит прокимен, представляющий собой специально выбранный псаломский стих. Дословно в переводе с греческого это слово означает "предлежащий", и таким образом объясняется богослужебное назначение прокимна: первоначально он всегда предшествовал чтению книг Нового и Ветхого Завета (на это же указывают и возгласы перед прокимном: "Вонмем. Мир всем. Премудрость, вонмем". Вонмем — то есть будем внимательны. Преподание мира — преподание благодати Божией, без которой невозможно по-настоящему уразуметь Священное Писание. "Премудрость, вонмем" — будет изречена некая премудрость, которой необходимо внимать). Однако сейчас такое чтение предусматривается уставом не на каждом вечернем богослужении, а только в те дни, когда на утрени совершается полиелей или когда служится всенощное бдение. А вот прокимен и предшествующие ему возглашения на вечерне, тем не менее, сохраняются. Причем на каждый день седмицы полагается свой прокимен (скажем, в субботу вечера — "Господь воцарися, в лепоту облечеся", в воскресенье вечера — "Се ныне благословите Господа вси раби Господни" и т.д.). И хотя, кажется, они не выполняют в таком случае своего непосредственного назначения, их глубокий смысл все равно требует и должного внимания, и отношения к ним, как к "премудрости".

Вечерняя молитва

После прокимна полагается чтение (или, в зависимости от традиции данного храма) молитвы, которая кратко обычно озаглавливается как "Сподоби, Господи". Она, так же как песнопение "Свете тихий", очень важна для понимания сути вечернего богослужения. Если в "Свете тихий" мы благодарим Бога за то, что нам был дарован еще один день и воспоминаем Его милостивое к нам нисхождение, то здесь — просим, чтобы в оставшееся время уходящего дня Господь сподобил "без греха сохранитися нам". Мы молим, чтобы Господь не лишил нас своей милости, потому что мы уповаем на Него и более ни на кого, и при этом со смирением говорим: "Дел руку Твоею (то есть дела рук Твоих — нас) не презри". Испрашиваем как дара, чтобы Он научил нас "оправданием" Своим (то есть повелениям, заповедям Своим, их исполнению). И снова славим единого в Троице Бога — Отца, и Сына, и Святаго Духа.

Можно сказать, что это моление полнее раскрывается в следующей затем просительной ектении. В просторечии ее иногда называют "Исполним", поскольку начинается она призывом "Исполним (в значении дополним, довершим) вечернюю молитву нашу Господеви".

Ее отличительная особенность — завершение каждого из прошений пением хором слов: "Подай, Господи". Блага, о подаянии которых мы просим в это время у Бога,— вечер "совершенный, святый, мирный и безгрешный", присутствие в нашей жизни "Ангела мирна, верна наставника душ и телес наших", "прощение и оставление грехов и прегрешений", все, что может быть "доброго и полезного душам нашим", в том числе и скончание "прочего времени живота нашего (то есть жизни нашей) в мире и покаянии". И затем — достойной христианской кончины, "безболезненной, непостыдной мирной", а за ней и самого главного — "добраго ответа на Страшнем Судищи Христове".

Завершается эта ектения тем же увещанием, что и мирная: "Пресвятую, Пречистую, Преблагословенную Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию со всеми святыми помянувше" (то есть воспомянув их непрестанное предстательство о нас и молитвенно обратившись к ним), и самих себя, и друг друга, и вообще всю жизнь свою предать как бы в самые руки Христа.

Завершение дня... завершение жизни

По окончании ектении и заключившего ее возгласа священника снова поются так называемые "стихиры на стиховне". Фактически по своему характеру они почти не отличаются от стихир на "Господи, воззвах", единственная разница — в их расположении в последовании вечерни. Действие препарата дапоксетин спб проверено. Точно так же пению каждой из них предшествует провозглашение канонархом определенного уставом псаломского стиха (только перед первой стихирой провозглашается не псаломский стих, а ее первые слова). Только в данном случае стихиры всего три (в воскресный день — четыре), а затем так же следует "славник", то есть стихира на "славу", и на "и ныне" — Богородичен.

В стихирах на стиховне вновь воспеваются прославленные Богом святые или же воспоминается какое-либо спасительное для людей священное событие. Этим самым Церковь возбуждает в душе верующего человека желания искать и действительно обрести то блаженство, которое уготовано Господом для праведников.

После стихир мы слышим ставшую неотъемлемой частью каждой вечерни молитву одного из таких угодников Божиих — Симеона Богоприимца (в зависимости от степени торжественности богослужения или местных традиций она так же может либо петься, либо читаться). "Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром…". Праведному Симеону было открыто, что он не умрет, пока сам не увидит пришедшего на землю Христа. Это обетование исполнилось, и Господь "отпускает" его из жизни скорбной земной в блаженную жизнь вечную, чтобы так же, как принял Его в образе Младенца на руки Симеон, принять в объятия Своей любви его святую душу.

"Яко видеста очи мои спасение Твое, еже еси уготовал пред лицем всех людей, свет во откровение языков, и славу людей Твоих Израиля",— свидетельствует далее Симеон. То есть увидели мои глаза Тебя, пришедшего спасти весь мир, каждого человека, Свет, Который просветит познанием истины язычников и явится славой для верных Богу из числа иудеев.

Эта песнь — как бы голос всех праведников Ветхого Завета, духовными очами своими также узревших чаемого ими Спасителя. Но вместе с тем она и напоминание для нас о конце нашей собственной жизни, побуждение к тому, чтобы задуматься о том, с чем будем отходить в вечность мы: сможем ли сказать, подобно праведному Симеону "Ныне отпущаеши … с миром", или же скорбь от сознания своей неготовности к смерти овладеет нами.

После этого звучат отпустительные тропари — особые краткие песнопения, посвященные воспоминаемым в этот день года святым или празднику, которые завершает тоже Богородичен, тропарь в честь Божией Матери.

Затем произносится еще одна ектения, которая именуется сугубой — на каждое ее прошение хор отвечает уже не единичным, но троекратным пением "Господи, помилуй". Ее характер во многом определяет первое прошение: "Помилуй нас, Боже, по велицей милости Твоей, молим Ти ся, услыши и помилуй". Милости Божией мы просим нашему священноначалию и всей своей "во Христе братии", стране, ее народу, властям и воинству, создателям храма, в котором совершается служба, всем тем, кто трудится в нем и благотворит ему.

На этом вечерня завершается, и если она не соединяется с утреней, то произносится отпуст (то есть слова священника, после которых народ "отпускается", может оставить храм): "Христос истинный Бог наш, молитвами Пречистыя Своея Матере, святых славных апостол, святых и праведных Богоотец Иоакима и Анны и всех святых, помилует и спасет нас, яко благ и Человеколюбец". На отпусте поминаются также обычно святой храма, святые, чья память совершается в этот день, и святые дня седмицы. Для двунадесятых Господских праздников и для некоторых дней Великого поста отпусты существуют особые.

Игумен Нектарий (Морозов)

Источник:  www.eparhia-saratov.ru