1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Пути Господни. Из столицы в Озерки

Печать

Written by Екатерина Вельт

Московский инженер стал священником и из Москвы вместе с семьей приехал в саратовскую деревню

Священник на селе. Сегодня он часто напоминает задержавшегося в одном из пунктов своего маршрута первопроходца. Судьба большинства сельских батюшек – поднимать чем Бог пошлет полуразрушенные храмы, памятники церковного зодчества да приобщать к вере озабоченных повседневными делами сельчан. В этом смысле служение священника Алексия Заславского – скорее подтверждение, нежели исключение из правил. С одной только оговоркой. Он, совсем недавно еще москвич, пришел к Богу уже в зрелые годы, волею судеб оказался в Петровском районе воспетой классиком глуши – и почувствовал себя тут на своем месте.

Петровский район. Озерки

Алексий ЗаславскийВъезжая в село Озерки, по привычке ищешь глазами если не купола, то хотя бы крест православного храма. Но здесь и его не видно. Отец Алексий встречает нас на пороге низкого здания из красного кирпича. С первого взгляда оно ничем не напоминает церковь, но это она и есть. У входа даже висит аккуратный колокол, который является предметом особой гордости сельского батюшки.

Оказывается, раньше здание принадлежало местной администрации. Осенью 2009 года его отдали в собственность Саратовской епархии. Тянущихся к вере людей в Озерках на тот момент было не больше, чем теперь, – на фоне полутора тысяч человек сельчан сущие единицы. А места для богослужений не было. Собираться приходилось под крышей поселкового клуба, и не чаще одного раза в месяц, когда в селе наездами бывал петровский батюшка. Тогда церковная жизнь ограничивалась молебнами: о проведении полных служб в таком помещении речи идти не могло.

Отец Алексий в 2007 году стал настоятелем храмов сразу в двух селах Петровского района – Озерках и Оркино и в селе Ягодная Поляна Татищевского района. Главным приходом для него был определен храм в честь Рождества Христова в селе Оркино: величественно-красивый, но находящийся в жалком состоянии памятник архитектуры конца XIX века, способный вместить несколько сотен человек. По приезде батюшка, засучив рукава, взялся за восстановление храма из запустения. Собранных спонсорских средств хватило на подведение в собор необходимого как воздух отопления: зимой лишь редкие прихожане находили в себе силы выстоять службу в неотапливаемом помещении. Но обогреть такую площадь на поверку оказалось делом непростым, и смонтированной отопительной системе и сегодня не удается прогреть воздух до теплого.

Оркино, как и многие саратовские деревни, – село умирающее. Жителей в нем осталось так мало, что по сравнению с ним Озерки кажутся мегаполисом. В Озерках, собственно, и решил осесть отец Алексий. Здесь, как и во всех мало-мальски крупных селах, была своя церковь. Но в годину гонений и репрессий на Русскую Православную Церковь ее разрушили, а кирпичики добрые люди растащили кто куда. В 2008 году стараниями батюшки и прихожан на месте, где в свое время возвышался храм, удалось поставить поклонный крест.

Сам батюшка уверен, что большая церковь, наподобие оркинской, в деревне и не нужна. Достаточно маленькой: вера должна родиться в сердце, и вряд ли с появлением красивого храма в людских сердцах ее станет больше.

Описывая все мытарства, которые пришлось пройти, прежде чем под церковь было переоборудовано бывшее административное здание, отец Алексий предлагает осмотреть преображенный усилиями строителей, прихожан, но главным образом его самого, храм в честь иконы Божией Матери «Знамение».

Алексий ЗаславскийПреобразовывать это здание в дом Божий начали прошлым летом. Неравнодушные к нуждам церкви сельчане расторопно сломали ставшие ненужными перегородки, помогли вынести мусор. Собранных деревенскими жителями пожертвований и личных накоплений батюшки с матушкой хватило на кое-какой внутренний ремонт. Сделали алтарь. Самое главное – появилась возможность служить Литургию. Алтарь, правда, совсем узенький, не такой как в эскизном проекте реконструкции здания, выполненном по заказу батюшки еще в 2008 году. Строительство алтарной пристройки и реконструкция крыши с куполом чересчур затратны, и это дело будущего. Вот, например, иконостас состоит из икон, принесенных из домов и пожертвованных бабушками-сельчанками. И все равно настоящий иконостас храму необходим. Не успел отец Алексий всерьез задуматься над проблемой поиска нужных средств, как на пороге появился нежданный и оставшийся анонимным благодетель, который молча протянул священнику конверт с деньгами. Пожертвование пошло на самые острые нужды всех трех церквей, в которых служит батюшка. И нет ни малейшего сомнения в том, что долгожданный иконостас украсит собой лаконичное внутреннее убранство храма в Озерках.

В прошлом – Москва

… Нашему приезду отец Алексий нисколько не удивляется. Потому что к вопросу, который я, не удержавшись, ему задаю, он уже привык. А я всего лишь интересуюсь, не жалеет ли он о том, что четыре года назад перебрался из родной Москвы в маленькую деревушку под Саратовом. Ответ на это не совсем уместное любопытство звучит отрицательный. Оказывается, печалится батюшка только из-за одного: все три его прихода невелики, единомышленников в сельской глуши очень не хватает…

– Вера очень разрушена, особенно в Саратовской области, – вздыхает отец Алексий, вспоминая, что на сегодняшний день для большинства его односельчан важнее вырастить на огороде нехитрый урожай, нежели прийти в церковь.

Биография отца Алексия – это классический, можно сказать хрестоматийный пример пути обращения человека к Богу. Не того обращения, которое у некоторых людей случается с самых ранних лет, а другого, отсроченного во времени, но от этого не менее значимого.

Наверное, если бы инженеру Алексею кто-нибудь лет двадцать назад сказал, что его жизнь круто изменится и он станет священнослужителем, он не поверил бы, а то и посмеялся такой странной шутке. Жизнь Алексея с самого начала складывалась как у всех. Окончив энергетический институт, пошел работать по специальности: от должности инженера дослужился до начальника лаборатории, занимаясь высокотехнологичными разработками в области электроники. Личная жизнь от напряженных трудовых будней тоже особенно не страдала: Алексей удачно женился, обзавелся семьей… Все было хорошо и гладко. Но вместе с тем чего-то остро не хватало. На заре девяностых супруги неожиданно для себя поняли, что жить в материальной плоскости им стало скучно. И они потянулись к духовным ценностям. Благо их, как и их подделок, в стране в эпоху перестройки предлагалось немало. Духовной стороной жизни Алексей интересовался всегда, поэтому всецело отдался своим поискам. Искал он ни много ни мало ответ на вопрос о смысле жизни.

– Я никогда не понимал: как же так, вот человек живет, что-то делает, делает, а потом – раз, и всё, растает, как облако? – вспоминает суть своих юношеских исканий отец Алексий. – Нелепость какая-то…

Священство

Алексий ЗаславскийПсевдорелигиозные учения были отвергнуты им интуитивно и почти сразу. Но их в то время было такое бессчетное количество, что менее популярная Русская Православная Церковь казалась любопытной альтернативой. Часть людей, никогда раньше всерьез не интересовавшихся религией, потянулась в храмы просто из любопытства: посмотреть, а что там? Эта же волна привела Алексея и его супругу Ирину в Новоспасский монастырь Москвы. Пришли раз, другой, послушали беседы с прихожанами, которые проводил настоятель, и почувствовали: «это то что надо». Алексей сразу обнаружил в себе склонность к церковному пению, «ангельскому», по его словам, «делу». Правда, учиться этому ремеслу в то время было негде, не существовало даже специальных курсов: в церковный хор в основном брали певчих с голосами «от Бога». До статуса регента Алексей рос долго, пришлось постигать азы профессии самостоятельно. Но усердие и огромное желание сотворили чудо.

И все равно, несмотря на достигнутые высоты, карьеру певчего Алексею пришлось оставить. Что-то потянуло его дальше. В 2006 году он был рукоположен в священника. Найти в Москве и области место службы было невероятно сложно, а на периферии священников всегда не хватало, поэтому новоиспеченный батюшка оказался в далеком и неведомом ему Петровском районе Саратовской области. Такой, немного подвижнический путь был ему близок. Да еще по соседству, в Аткарском районе, в настоятелях оказался его активный молодой зять – священник Сергий Вершков, супруг дочери Анастасии, тоже в прошлом столичный житель.

…Уже на пороге гостеприимного священнического дома, перед тем как окончательно попрощаться, мы снова заводим разговор о вере. У цитирующего отрывки из Евангелия священника дрожат губы. В одиночку взращивать в односельчанах веру ему тяжело. А еще тяжелее сознавать, что плоды этого труда не так заметны, как хотелось бы. Быть может, слово Божие действительно как-то особенно трудно прорастает в саратовской глуши. Но ведь все еще может измениться, разве нет?

Екатерина Вельт

Саратов – Озерки – Саратов

Взгляд-Православие