1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

«С приходом в храм у меня появилось ощущение, что я на своем месте»

Печать

Written by Инна Стромилова

Как правило, этих людей во время богослужения в храме мы совсем не видим, но зато очень хорошо слышим дело их рук – рук, которыми они управляют церковным хором. Регент. В чем заключается эта профессия, чем живет такой человек и как он сам понимает свое дело, – об этом мы беседуем с регентом праздничного хора Свято-Троицкого собора г. Саратова Светланой Хахалиной.

Искала чего-то...

Светлана ХахалинаМногие вещи сопровождают нас по жизни с детства, а что-то возникает в жизни, казалось бы, неизвестно откуда и становится определяющим в судьбе. Атеисткой Светлана Хахалина никогда не была, но вопросы веры до определенного момента ее не интересовали. Видимо, эта область ее жизни находилась в состоянии, как бы мы сейчас сказали, «режима ожидания». Будучи студенткой консерватории, Светлана впервые соприкоснулась с духовной музыкой. Это было в 1988 году во время подготовки концерта, в программе которого были духовные произведения.
– Песнопения, которые мы разучивали, совершенно поразили меня своей красотой, а главное – глубиной, – говорит она. – Я начала вслушиваться и размышлять над тем, о чем мы пели, и поняла, что это не просто красивая музыка и какой-то необычный текст, а нечто большее. Тогда у меня возник подлинный интерес.
После окончания консерватории в 1992 году Светлана Владимировна работала в филармонии в Театре хоровой музыки под управлением Людмилы Лицовой. А через два года пришла в Троицкий собор.
– Сейчас даже не могу сказать, почему я туда пришла, – признается Светлана. – Наверное, это называется «потянуло». Несколько раз я бывала на службе; естественно, ничего не понимала, но стояла, слушала хор, оценивала – мне было очень интересно прежде всего с профессиональной точки зрения. И одновременно с этим, не совсем благополучные тогда обстоятельства моей жизни заставляли возвращаться сюда еще раз, и еще раз. Не скажу, что это был осознанный приход в храм. Мне просто нравилась сама атмосфера – спокойно, хорошо, уютно. Видимо, душа искала чего-то, какого-то утешения, которого больше нигде не могла получить. Может быть, искала Бога?..
Многие друзья Светланы к этому времени уже пели в церковных хорах, и она подумала: «Почему бы тоже не попробовать?». Так, в мае 1994 года она пришла в собор певчей. Накопленный к этому времени опыт хорового пения помогал быстро и без особого труда освоиться на новом месте. Светлана вспоминает:
– Меня все больше и больше это увлекало. Я все время спрашивала, откуда то, из какой книги это, пыталась понять особенности богослужебного устава. Ни о каком карьерном, так сказать, росте я тогда, конечно, не думала. Но буквально через два месяца мне предложили регентовать левым (малым, или будничным. – Авт.) хором. Я сначала испугалась, но потом поразмыслила и решила, что надо попытаться. Два года регентовала левым хором, а когда появилась возможность в 1996 году возглавить правый хор, я тоже с радостью согласилась.

Выбор и путь

Но в жизни, чаще всего, чтобы что-то приобрести, надо от чего-то отказаться. Перед Светланой Владимировной встал выбор, который легким не назовешь. Творческая жизнь молодой артистки Хахалиной была довольно насыщенной: работа с хорошим и сложным материалом в филармонии, интересные проекты, множество гастролей, в том числе и заграничных. И все это она в одночасье бросила ради своего церковного хора.
– Я, конечно, поначалу очень переживала, размышляла, правильно ли сделала. Хотелось мир посмотреть, может быть, еще что-то попробовать в творческом плане в театре Лицовой. Но потом я успокоилась, потому что поняла: это не главное. С приходом в храм у меня появилось ощущение, что я на своем месте. Ни во время учебы, ни на какой другой работе такого не было. Руководить церковным хором оказалось для меня верхом мечтаний, и я за всю жизнь ни разу не пожалела, что сделала именно такой выбор.
Светлана при этом вспоминает, как тяжело ей приходилось в самом начале своего регентства.
– До всего надо было доходить чисто интуитивно. Например, я совершенно не знала, как петь стихиры (богослужебные песнопения, написанные стихотворным размером. – Авт.): связно и плавно или, наоборот, «читком». Образцов тоже не было. Я на свой страх и риск пробовала различные варианты. В 94-м в Саратове действовали всего три-четыре храма, во многих недавно открывшихся церквях не было ни нот, ни книг, поэтому пойти послушать, как поют другие, и речи быть не могло. Очень помог наш Владыка Лонгин, когда возглавил кафедру. Он просто сказал мне: «Надо так и так», подарил множество дисков с записями различных именитых хоров, которые сохраняют вековые традиции исполнения и на которые следует равняться.
Постепенно во всей епархии происходило возрождение церковного пения. И сейчас уровень хоров достиг такой высоты, что они имеют возможность выйти за пределы храма и вести активную концертную и просветительскую деятельность, как было принято до революции. В частности, хор под управлением Светланы Хахалиной регулярно выступает с концертами в городе и области, участвует во всероссийском Рождественском фестивале в Москве и других церковно-общественных мероприятиях. За прошедшие пять лет Свято-Троицкий хор записал четыре аудиодиска. Одной из самых масштабных стала работа над «Всенощным бдением» Сергея Рахманинова – сложнейшим хоровым произведением.
– Я бы в жизни не решилась на это, – говорит Светлана Владимировна. – Но наш Владыка меня убедил. На все мои восклицания, что мы, мол, не сможем, он мне совершенно спокойно отвечал: «Почему вы так принижаете роль церковного хора? Да, Рахманинов, – а что тут такого? Господь помогает тому, кто работает. Начинайте, и все получится».
В 2010 году в свет вышел диск «Всенощное бдение» в исполнении сводного хора храмов Саратова под управлением Хахалиной.
Светлана признается, что хотела бы еще что-нибудь записать таким составом, а со своим Свято-Троицким хором побольше ездить на фестивали, общаться с коллегами, обмениваться опытом, ведь постепенно выработано свое лицо, свой стиль исполнения, имеющий под собой большой труд и твердое основание.

Петь сердцем

Светлана ХахалинаГоворя обо всех сложностях, успехах и планах, невозможно оставить без внимания внутреннюю работу.
– Регент, конечно, ответственен за то, как исполняется произведение, – говорит Светлана. – Очень часто бывает так, что певчие вообще не понимают смысла песнопений. Если у нас что-то не получается, я начинаю проводить беседу, объяснять смысл слов, историческое и символическое значение этого песнопения в службе. Даже могу потратить на это внушительную часть спевки (репетиции). А еще бывает, что ребята поют по-светски отстраненно – все одним звуком, в одном характере. Я тогда использую для объяснения замечательное выражение регента мужского хора Московского подворья Свято-Троицкой Сергиевой лавры Владимира Горбика:  «Пойте сердцем». То есть надо понять смысл и пропустить его через себя. И вот когда мы все подробно разберем, то получается совершенно другое звучание.
Хахалина рассказывает, что, выходя из храма, она свою работу не заканчивает, а только начинает. Требования к себе высоки – надо всегда быть в форме и постоянно заниматься самообразованием: прослушивать записи хоровых коллективов, различные интерпретации произведений, восполнять пробелы в знаниях по богослужебному уставу, церковной истории и даже иногда богословию. Необходимо также осуществлять подбор собственного репертуара. И прежде чем разучивать с хором какое-то новое песнопение, его надо осмыслить, четко сформулировав свои творческие задачи. Но такой напряженный рабочий процесс Светлане Владимировне в радость.
– Начинается служба, и я вдруг понимаю, что для меня не существует больше ничего, настолько я ею поглощена, – делится она. – И это не только от любви к своему делу. Просто тексты, музыка, богослужение, сам храм оказывают на душу человека сакральное воздействие. Ведь большинство людей не работают в церкви только из-за денег, даже если сначала они пришли просто заработать. Со временем появляется еще что-то, что их здесь удерживает. Я это вижу по своим певчим и чувствую по себе. В моей жизни однажды наступил такой момент, когда я поняла, что мне нужно нечто большее, чем просто прийти попеть – появилась потребность молитвенно углубиться в жизнь Церкви, приступать к Таинствам Исповеди и Причастия.
По словам Светланы, изменилось и ее отношение к жизни, к окружающим, потому что по мере укрепления веры в Бога легче переносятся даже самые страшные проблемы и беды, а сложные взаимоотношения с ближними покрываются и разрешаются любовью, о которой говорил Христос.

Инна Стромилова
Фото Ивана Привалова

Взгляд-инфо