1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Мера доброты

Печать

Written by Ольга Новикова

Дети-сироты – редкое сердце не дрогнет, когда речь заходит о трудном детстве воспитанников детских домов, приютов и интернатов. В любом нормальном обществе доминантой отношения к ничьим детям всегда были жалость и желание помочь. Вот и в нашем, во многом больном обществе эта доминанта, к счастью, сохранилась. Но порой, как ни парадоксально, эта помощь приносит немало вреда: система казенного воспитания не способствует развитию у детей самостоятельности, а внимание и чрезмерная опека людей со стороны лишь усиливают иллюзию: «раз я сирота, мне все вокруг должны». Так как же помогать, чтобы не навредить и не превратить сироту в профессионального иждивенца на всю жизнь?

Воспитание иждивения

Дети сиротыС экранов телевизоров и газетных полос не сходят сюжеты о серых буднях и редких праздниках детских домов, о бедной обстановке и убогой атмосфере, в которой вынуждены пребывать до своего совершеннолетия те, кто оказался не нужен своим родителям, а по большому счету и государству. Одни никогда не видели лица своей мамы, другие помнят такие подробности семейной жизни, что лучше бы и не вспоминать.
Журналисты, пишущие очередную «страшилку» или «сопливку» о нелегкой сиротской судьбе, редко промахиваются мимо цели. Очень уж выгодная тема. И вот уже готова очередь из желающих помочь. Облегчив свой кошелек, а вместе с ним и совесть, люди несут в детские дома дорогие подарки, одежду, игрушки, устраивают праздники. Само по себе это здорово. Но праздники имеют обыкновение заканчиваться. «Добрые волшебники» уезжают, воздушные шары лопаются, конфеты съедаются. А дети остаются и привыкают получать подарки и другие блага жизни просто так, ни за что.
И действительно, зачем трудиться, если за тебя всё уже решили? Когда чистить зубы, когда идти обедать, когда смотреть телевизор, когда гулять – всё согласно распорядку. Еда – в тарелке, одежда – на спинке стула. Жизнь на всём готовом, увы, воспитывает иждивенцев, превращает сиротство в стратегию жизни.
– Что же это они у вас целый день телевизор смотрят или за компьютером сидят? – возмущается батюшка, в очередной раз приехавший в «подшефный» детский дом.– Делом бы, что ли, каким их заняли! Давайте поможем купить вам инвентарь: лопаты, грабли. Огород посадите, научите на земле работать!
– Что вы, что вы! – кудахчет директор детского дома.– Да меня же после первой проверки уволят. Скажут: феодалка, рабовладелица, заставляет детей трудиться на свой погреб, нарушает Конвенцию о правах ребенка. Не надо мне этого. Пусть лучше за компьютером сидят!
Но детство проходит, и ребенок оказывается один на один со своими проблемами и бывает не способен решить ни одну из них.
– Система государственных учреждений – неестественная, порочная модель воспитания детей! Она не формирует в детях чувства ответственности,– уверена Любовь Васильевна Трушкина, заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при правительстве Саратовской области. – Эта система калечит детей. А выплаты, льготы и пособия добивают. После детдома они, как правило, идут в ПТУ, где находятся на полном гособеспечении: живут в общежитии, получают стипендию. По закону они имеют право получить бесплатно два образования, но работать не спешат. Да и зачем? Полгода можно стоять на бирже и получать пособие по безработице!
Любовь Васильевна почти 30 лет работает с трудными детьми и их не менее трудными родителями, и за это время на ее глазах выросло несколько династий детей-сирот:
– Жизненный сценарий повторяется. Очень часто бывшие детдомовцы, когда сами становятся родителями, тоже бросают своих детей.
Фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» (otkazniki.ru) помогает выпускницам детдомов не отказаться от ребенка. Вот «исповедь» одного волонтера:
– Сразу после выхода из детдома она уехала в «Москву за щастьем», а вернулась делать аборт. Сейчас у нее замечательная дочка. Но ребенку уже год. Его надо устраивать в садик, так она до сих пор не встала на очередь, сама парикмахер, может работать на дому. Но в ответ: «Стричь не хочу, полы мыть не буду». Ничего делать не хочет. Еще и шантажирует. Я ведь крестная у ее дочки. Говорит: «Всё равно помогать будешь!». Может позвонить хоть в час ночи и спросить, какую лампочку ей вкрутить: на 40 или на 60 ватт. Ее не волнует тот факт, что у меня своя семья и своих проблем хватает. Звонит по любому поводу, чуть не плачет: снова нечего есть, последняя десятка в кошельке, у ребенка насморк, не на что купить лекарства, сапоги порвались. Договариваюсь с людьми, нахожу для нее деньги, передаю ей, бросаю семью, еду навещать… А она хвастается новыми сапогами и телефоном. И это при том что завтра ей опять будет нечего есть!
Лилия Кожевникова, координатор фонда по работе с кризисными семьями, объясняет, как не попасть в ловушку собственной жалости:
– Помощь должна быть помощью, а не содержанием. Например, есть у человека зарплата 2000 рублей, и мы ему поможем 5000 заработать – это помощь. Если вещи дадим, то необходимые и не от «Дольче и Габбана» – это помощь. А когда ему по 10–15 тысяч рублей в месяц присылают, оно ему надо – из кризиса выходить? Ведь работать «кризисной семьей» куда выгоднее.

Родом из соленого детства

Александр Гезалов – один из немногих бывших детдомовцев, кто посвятил всю свою жизнь помощи детям-сиротам. По его глубокому убеждению, помогать им может только тот, кто сам прошел через госсистему воспитания. Об этом его книга «Соленое детство». В ней – не просто рефлексия по поводу пережитого, в ней ключ к разгадке сиротской души.
Созданная десять лет назад Александром общественно-молодежная организация «Равновесие» занимается оказанием адаптационной помощи детям-сиротам, воспитанникам и выпускникам сиротских учреждений, сотрудничает с детскими домами и школами-интернатами Карелии. На сайте www.sirotinka.ru, где подробно рассказывается о деятельности организации, есть форум, посетители которого могут задать свои вопросы. Ответы Александра Гезалова – практически инструкция для тех, кто хочет помогать так, чтобы не навредить.
По мнению Александра, в России до сих пор отсутствует реальный социальный институт сопровождения выпускников детского дома, поддержки детей-сирот при выходе из госучреждения:
– Это прямая обязанность и органов опеки, и самого детского дома, но многие скажут: «Зачем заниматься поддержкой тех, кому нужно «выплывать» самому»? Поэтому часто это плавание заканчивается в ОПГ, на панели, на обочине жизни или на кладбище.
Виновата в этом слишком резкая грань: до 18 лет ребенок в детдоме пребывает на тюремно-казарменном положении вообще без прав и своего мнения, а в 18 лет и 1 день он уже вольная птица, никто ему не указ.
– Вот это и сносит крышу,– говорит Гезалов.
При отсутствии прочих навыков самостоятельной жизни выпускник детдома, как правило, не умеет распоряжаться деньгами. Пример: один мальчик на выходное пособие – около 40 000 рублей – купил всей деревне сотовые телефоны, а самому дом надо ремонтировать, притом в деревне нет сотовой связи!
Другая история: вышел ребенок из детдома. На книжке – 130 тысяч. В квартире, которую ему дали как сироте, ничего нет, только стены. Казалось бы, что проще – потрать часть денег на свое обустройство. А он ходит по ночным клубам, друзей угощает.
– Берегите сирот от вашей чрезмерной опеки! – предупреждает благотворителей и волонтеров Александр.– Чаще всего люди, повстречавшие ребенка-сироту, начинают его искренне спасать от обстоятельств и ситуаций, фактически утверждая слоган «бери от жизни всё», наработанный в детском доме. Приспособившийся ребенок начинает потреблять, ставить перед взрослым цели и задачи реализации своих желаний, ведь он видит в нем воспитателя, привычного детдомовского «подсказчика», который будет «добывать» положенные сироте «блага», как это было заведено в детском доме. И взрослый, как ресурс, начинает «вестись» – «вещмешок добра», коим его типологизируют, искренне жалеет и соучаствует сироте, тем самым продлевая бездействие и бесцельность его жизни. Так, к примеру, начинает опекать его, возить ему одежду, таскать по кинотеатрам и бутикам, не давая шанс задуматься: а что завтра?
Всё это вовсе не означает, что детям-сиротам не нужно помогать, дарить подарки, устраивать праздники. Обязательно нужно! Но лучшая помощь – научить их быть самостоятельными.
– Людям нужно давать не рыбу, а удочку! – советует Ольга Коргунова, председатель правления детского благотворительного общественного фонда «Савва», председатель комиссии по развитию гражданского общества и благотворительности Общественной палаты Саратовской области.– Те, кто способен эту удочку ухватить, со временем улучшают свою жизнь, выходят из тупика. Их немного, но как раз таким людям и хочется помогать. Другие же продолжают жить ожиданиями. Помогай, не помогай – всегда будет мало.

Какой мерой мерить?

Милосердие всегда занимало особое место среди прочих добродетелей, поскольку Сам Господь велел нам быть добрыми ко всем и даже к ненавидящим нас (ср.: Мф. 5, 39–44). Однако не стоит забывать слова апостола Петра: «Покажите в вере вашей добродетель, в добродетели рассудительность» (2 Пет. 1, 5) и слова апостола Павла: «Не требуется, чтобы другим было облегчение, а вам тяжесть, но чтобы была равномерность» (2 Кор. 8, 13).
Итак, какой же должна быть эта мера полезного милосердия, помощи, которая будет лишь во благо?
Священник Вячеслав Данилов, настоятель храма в честь Рождества Христова в селе Рыбушка и духовник православного детского дома во имя царевича Алексия, считает, что милосердие не означает попустительство. Христианское воспитание в духе любви подразумевает строгость, иначе можно просто избаловать детей. Трое из семи мальчишек, которые сейчас живут в Рыбушке, помогают отцу Вячеславу в алтаре. Когда подрастут остальные – у них тоже будет свое послушание.
Руководитель епархиального общества милосердия и настоятель храма в честь Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня священник Сергий Кляев тоже считает, что, творя дела милосердия, нужно иметь рассуждение:
– Гораздо легче привезти в детдом «КамАЗ» дорогих игрушек, выгрузить и уехать, чем купить одну пусть самую дешевую игрушку, но остаться и поиграть вместе с ребенком. Милосердие – это не способ успокоить свою совесть и откупиться от чужих проблем. Прежде всего это помощь другим людям, а не самому себе.

Ольга Новикова
Информационное агенство "Взгляд-инфо"