1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Две сказки

Печать

Written by Марина Алёшина

Мило - каменщик

МореДавным-давно жил в одной стране каменщик по имени Мило. Встанет солнце — он уже на ногах. А работа его тяжёлая: наколоть щебня, погрузить в старую тачку, да к вечеру продать, чтоб на ужин купить кусок хлеба. В зной или стужу, дождь или снег всё стучал он своей киркой, а к вечеру падал с ног от усталости.
И не нравилась Мило такая жизнь.
Раз утомился он, прилег в тени и принялся ворчать и сетовать на горькую судьбину. «Эх, — думал он, — вот если б стать мне богатым! Лежи себе на боку, спи сколько влезет, да живот набивай. Бывает же такое счастье!»
Вдруг, не успел он оглянуться, как очутился в покоях великолепного дворца, а вокруг суетятся слуги — приказаний ждут. Удивился Мило. Вынесли его в сад, разлегся он под цветущей вишней, нарадоваться не может.

Пролежал с полчаса, от нечего делать стал на дорогу смотреть. И увидел шествие: скороходы бегут, всадники на белых конях скачут, слуги несут царский паланкин. Рядом с паланкином рабы идут, опахалами машут, мух от царя отгоняют. А обшит паланкин бахромой с колокольцами.

«Вот диво дивное» — позавидовал Мило, — «мне бы так!»
И не успел моргнуть, как оказался на царском месте в паланкине. Одежда на нем золотая, колокольцы звенят. Ну, разве не счастье?
Сидит Мило на мягких подушках час, сидит другой. Солнце палит нещадно, ни ветерка вокруг. Стало ему жарко и обидно. Выглянул он наружу поглядеть на своего мучителя.
— Как смеешь ты меня, великого правителя, изводить? — крикнул он.
Но солнце ему не ответило, а продолжало жарить.
«Выходит, — подумал Мило, — солнце могущественней царя. Так значит, хочу быть солнцем!»
И очутился бедный каменщик на небе вместо светила. Так разозлился, что собрался всех испепелить. Но между ним и землёй встало облако:
— Ну-ка, умерь свой пыл! — сказало оно.
— Что ж это такое? Кто мне перечит? Неужели кто-то меня сильней? Хочу облаком быть! — крикнул Мило.
И поплыл над землей чёрной тучей. А потом пролился великим дождём, затопил всё, над чем пролетал.
Только один утёс не поддался и остался к его гневу равнодушным. Волны бились, плескала вода, а утёсу всё нипочём.
И, как вы уже догадались, опять позавидовал Мило и превратился в скалу.
«Вот теперь-то я непобедим. Есть ли кто могущественней меня?» — так он думал, пока не зашатался от частых ударов. Кто-то, у самой земли, откалывал камень за камнем, подтачивал его твердыню.
Это был бедный каменщик, что хотел заработать трудом себе на хлеб.
«Буду каменщиком, чтобы всех одолеть!» — решил Мило и тут очутился у дороги с киркой в руках. Рядом стояла старая тачка.
Засмеялся каменщик, вспомнив всё, что с ним приключилось. Теперь он был совершенно доволен. Понял, что счастье нужно искать не в мечтах, а в своём собственном сердце.
С тех пор трудился Мило, не покладая рук, с благодарностью Богу. В зной или стужу, дождь или снег всё стучал он своей киркой, а отходя ко сну, улыбался радостно и счастливо.

Море

Средь волн морских возвышался седой утёс. Угрюмый и неприступный с виду, для многих он стал родным домом. Коноплянки вили над склоном гнёзда, в норке прятался лис, а в траве копошились тысячи насекомых. Чуть поодаль к стволу одинокой сосны приткнулась ветхая избушка. В ней жили с родителями двое детей.
Море билось о берег. Издавна заведена была у него с утёсом война. Оно то разбегалось, отрывая камень за камнем, то затихало, то наступало снова.
— Чего ты добиваешься? — волновался утёс.
— Делаю, что хочу, — говорило море и обдавало берег миллионами брызг.
Коноплянки метались в воздухе в страхе за беспомощных юных птенцов.
— Вот, доберусь и до вас, и до детей из старого дома, — хвасталось море и ударяло с такой силой, что гнезда опасно кренились.
Коноплянка-мама, волнуясь, металась вверх-вниз.
— Что тебе нужно? Что тебе нужно? — кричала она.
— Развлекаюсь. Поступаю, как мне нравится, — звучало в ответ, а по серой глади начинали ходить холмы.
— Пощади хотя бы детей!
— Сделаю, что захочу, — отвечало море и подступало все ближе.
Когда поднимались волны, с побережья в воду входили ловцы янтаря: их ожидал богатый улов. Однажды один из них вгляделся в берег и покачал головой. А вскоре вернулся и стал возить в поржавевшей тачке щебень. Тачка пела протяжные песни.
— Чем ты занят? — не удержалось море. Знаешь ведь: будет по-моему.
— Выполняю свой долг, — бросил человек через плечо: ему было не до пустых разговоров.
— Долг? Чепуха! Делай, что тебе нравится. Желание — вот закон. Ты проиграешь.
— Посмотрим, — обронил человек. Он всё возил и возил брёвна, песок и серую гальку, а море старалось заглушить песню тачки и звонкий стук топора.
Коноплянки следили за работой и всё ещё беспокоились. Но наконец, человек бросил взгляд на утёс и остался доволен. И птенцы, и дети в стареньком доме могли теперь спасть спокойно.
— Спасибо! Спасибо! Благодарим! — загомонили птицы, кружась над водой.
И море на время угомонилось. Тихие воды рассыпались у берега в пену. Над штилем, вслед уходящему человеку, понёсся шёпот:
— Я делаю, что хочу. Мне никто не указ.
Но человек рассмеялся в ответ и сказал:
— Что ж, поглядим. Но теперь-то ты знаешь: в самом конце побеждает долг.

Марина Алёшина
Омилия