1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Американское рождество

Печать

Written by Инна Сапега

Страус— Инна, что ты делаешь днем 25 декабря? — передо мной стоит наша историк Дона и отряхивает капли дождя со своей шляпки у меня в мастерской.

— Ничего, кажется, особенного не делаю — жму плечами.

— Я приеду за тобой в час, мы с мужем хотим пригласить тебя на Рождественский обед.

— Дона, мы празднуем Рождество 7 января!

— Я знаю, поэтому и приглашаю на Рождество по-Американски… — она надевает свою шляпку и исчезает под дождем. Я в удивлении смотрю ей вслед.

За мной Дона приехала в 1:15.

— Прости, что я опоздала, и прости, что машина такая старая — это раритет моего мужа.

Мы залезаем в маленький очень уютный, на мой взгляд, грузовичок начала прошлого столетия и отправляемся в дорогу.

— Мы живем за городом, на горе, а внизу — океан. Вообще, это место именуется — Бухта Монашки — знаешь? Она имеет такое название еще со времен преподобного Германа, может потому, что напротив Еловый остров. Жалко сегодня туман, у нас очень красивый вид!

— А остров Нельсона видно? — оживляюсь я — Nelson island — остров моих матушек.

— видно — отвечает Дона.

Наконец, машина останавливается, кажется, прямо в лесу.

— А теперь нам надо немного подняться в гору. — Дона указывает на тропинку и мы идем. Еловый лес под дождем — сказочное явление. И я иду и прислушиваюсь к моим любимым звукам дождя, шороху ветвей и шуму океана. Тропинка узенькая, скользкая, то вниз, то вверх. Я теряю ощущение пространства. Неожиданно перед нами возникает деревянная избушка из необтесанных бревен.

— Это мой дом — улыбается Дона — Джои только починил ступеньки.

5 деревянных ступенек ведут к двери, я приглядываюсь, ищу — есть ли у дома куриные ножки. Мне отчего-то кажется, что есть они, ножки эти. Тут дверь открывается и на пороге появляется большой седовласый старец.

— Джои! — протягивает он мне огромную руку.

— Инна! — тяну к нему свою ладонь. Мы обмениваемся рукопожатием, но в дом не заходим. Джои объясняет:

— Я хочу Вас еще кое с кем познакомить.

5 ступенек вниз, тропинка вдоль дома, вверх сквозь еловую поросль. Направо. Домик с козырьком, огороженный сеткой.

— Улу! — зовет Джои.

И я вижу Улу. Две длинные ноги, овальное тело, шеееееея и маленькая голова с огромными глазами, опушенными ресницами. Страус. На Аляске, на Кадьяке, в еловом лесу, под дождь — предо мной — живой настоящий страус.

— Улу! — представляется страус и хлопает крыльями

— Инна! — отвечаю я и машу рукой.

— Ну вот и познакомились. А это — Тити. — за Улу появляется Тити — красивая большая индюшка.

— Видите, как Тити расправил свои крылья и хвост — это он красуется перед Вами.

— Здравствуй, Тити — шепчу я. Индюшка шире расправляет хвост.

За Рождественским столом (который в мою честь накрыли постными блюдами) Джои и Дона рассказывают мне историю Улу и Тити. Я пью клюквенный морс и слушаю. 13 лет назад Джои в штате Вашингтон приобрел страусиное яйцо и задумал его «высидеть». Купил инкубатор да для кур — маленький, других не найти. Пришлось переделывать конструкцию, увеличивать размер. Смастерил. Вычитал где то, что на страусином яйце надо сидеть 32 дня. Каждые 4 часа яйцо переворачивать. Верно исполнял. На 31 день яйцо дало трещину. На 32 — показался клюв. Но страусенок был слабенький и Джои выпилил ему выход ручной пилой.

— Вот, смотри — протягивает он мне склеенное яйцо. Разглядываю

— А как Вы страусенка есть научили?

— Я купил курицу, только она испугалась — уж больно большой был ребенок. Тогда приобрел индюшку — та сразу его приняла и нянчилась с ним как со своим. Через 7 месяцев страус уже был с меня ростом, а все рано индюшку свою слушался. И даже порой охранял от орлов.

— Тити?

— Нет, та индюшка умерла. Мы купили новую — Тити — это уже не мама, это друг Улу.

— А страусы сколько живут?

— 70 лет могут жить, даже больше. Когда я яйцо покупал — я не знал этого. А когда узнал — Улу уже большой был. Так что он — верная часть нашей семьи. — Джои улыбается Доне, и та идет делать чай.

А я разглядываю книги, поделки, картины, цветы, ковры, украшения — в этом маленьком доме все это есть с лихвой, и кажется мне, я то ли в детстве, то ли в сказке. У моих ног ласкается кот. Напротив сидит седобородый Джои, на кухне свистит чайник, а за окном уже мерцают звезды. «С Рождеством!» — радуюсь я. Понимаю — это ведь не сказка, это — Американское Рождество. А Джои, наверное, не Джои совсем, а Santa Claus! Джои кивает головой и заговорщически подмигивает. Merry Christmas!

25 декабря 2009 г.

Инна Сапега
Омилия