1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Неделя 3-я Великого Поста: Крестопоклонная

Печать

Written by Митрополит Филарет (Вознесенский)

По милости Божией мы с вами уже подходим к середине Великого поста. Следующая его седмица так и именуется "Средокрестная Седмица", а завтрашний воскресный день именуется "Крестопоклонная Неделя", в силу того, что выносится сегодня и завтра и еще будет предметом благоговейного поклонения, как и всю эту седмицу, Животворящий Крест.

krestopoklonnaya12Не раз здесь уже говорилось о том, что, по мудрому установлению церковному, это поклонение Кресту и его прославление в середине Великого поста, Церковью установлено, прежде всего, для того, чтобы тех, кто строго постится по уставу церковному, укрепить благодатною силою крестною, чтобы дальше проходили путь подвига постного. Те, кто, действительно, строго пост соблюдают, кто себя крепко ограничивают на время поста, те знают, как это действенно и как укрепляется человек, неся тот крест, усиленного особого пощения, как он укрепляется, когда вспоминаем, поклоняясь Животворящему Кресту, что перетерпел на нем для нашего спасения Господь Иисус Христос.

Святые отцы, говоря о крестном страдании нашего Господа, любили указывать на то, что наша действительная жизнь, жизнь человеческая, удивительно отразилась в Святом Евангелии. На все ее стороны мы находим там указания. И вот, вы знаете, что Господь призывает всех к крестоношению. "Кто хочет идти за Мною, — говорит Он, — пусть возьмет свой крест и идет за Мной". А вот, на Голгофе мы видим, что кроме Животворящего Креста, на котором Спаситель наш страдал за наше спасение, еще есть два креста и на них два крестоносца, два разбойника один справа, другой слева. И знаем мы с вами, как Церковь воспевает разбойника "благоразумного", который опомнился от своей жизни, исполненной всяких беззаконий и разбоя, опомнился, уже в последние предсмертные часы, часы страшных страданий, опомнился, осознав, что он страдает заслуженно. Он признал это и это смиренное признание сейчас же просветило его душу, просветлела она для покаяния, и он унимал дух своего собрата, который был далек от этого духа покаяния и поносил Распятого Спасителя. Он его останавливал, а к Спасителю обратился со смиренной просьбой, чтобы Господь помянул его, не забыл его только, когда придет во Царствие Свое. Значит, и в этих страданиях, как будто бы поруганный, униженный и опозоренный Христос Спаситель, однако же сиял Своим Царственным величием, которое видели те, кто недалеко, чтобы видеть, и вот покаяние отверзло очи этому разбойнику: он увидел в Том, Кто был распят рядом с ним человека, и не просто человека, а Того, Кто имеет царственное достоинство и просит помянуть его, и получил ответ, величественно царственный и милостивый. Ответ, именно, царской милости исполненный, ибо Господь любит давать больше, чем у Него просят; разбойник только смиренно просил помянуть его, а Господь говорит: "Днесь (сегодня же), как только кончатся эти страдания, будешь со Мною в раю".

Но Церковь не забывает и о неблагоразумном, несчастном разбойнике и указывает нам на то, что эти два крестоносца — образец всего человечества: хочет человек или не хочет, но под крестом житейских страданий, он все равно страждет. Осознает он или нет, приводит ли это его к покаянию или нет, но под крестом страждет каждый человек. Но вот Церковь указывает, что одному из распятых этот крест послужил во спасение, он через крестоношение спасся, а другой, также страдавший, спасения не получил, погубил себя своим ропотом и нераскаянностью. Вот и говорят нам святые отцы, что пример благоразумного разбойника нам ясно указывает, что как только человек примет свой крест покорно, сознает, что он заслуживает те страдания, которые связаны с несением этого креста, так сейчас же милость Божия его осенит, как она осенила этого разбойника. И человек, если он только под крестом своим от какой-либо тяжкой скорби роптал бы, не мог никак с этим примириться, считал, что он этого не заслуживает, а потом нашел бы в себе силы смирить себя, признать, что он все это заслужил, как сейчас же меняется все настроение. Весь дух, вся настроенность его души светлеет и становится способной принять Божественную благодать. И человек, действительно, знает по себе, как только перестанет он роптать, и примет покорно свою скорбь, благодушно, повинуясь Божьему промыслу, — сейчас же она приобретает совершенно другой характер. Все вокруг него то же самое, и скорбь его, как будто бы та же самая, а он совсем по-другому ее переносит. И начинает тогда понимать, почему апостол Павел говорил, что мы бываем со скорбями. Совсем по-другому переносится скорбь, когда христианин ее примет, как заслуженную, мало того, — как спасительную.

И вот об этом-то Церковь напоминает, указывая нам на двух разбойников — благоразумного и неблагоразумного и призывает нас следовать примеру благоразумного разбойника. Один проповедник, говоря о том, какую милость получил разбойник благоразумный, говорит, что после этого изумительного примера того, как человек всю жизнь беззакония творил и разбойничал и только в последние часы опомнился и был Господом прямо принят в Свое Царствие за свое покаяние — этот пример просто не позволяет, не разрешает никакому человеку отчаиваться или впадать в унынье. Человек права не имеет сомневаться в милости Господней, если ее получил такой человек, как благоразумный разбойник, пострадавший на кресте и спасшийся этим крестным страданием. Аминь.

Митрополит Филарет (Вознесенский)