1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

О памяти смертной

Печать

Written by Протоиерей Григорий Дьяченко

altПомещенная ниже история произошла во Фран­ции, в городе Марселе, много лет тому назад и извест­на между тамошними жителями как действительный факт. Последствием его было то обстоятельство, что все часы города были переставлены на час вперед.

В окрестности Марселя жил один состоятельный человек по фамилии Валет. Он происходил из ста­ринного рода и женился на дочери марсельского мэ­ра, которая славилась своей красотой и была прозва­на «Марсельскою розою». От этого брака родилось две дочери и два сына, и когда дети стали подрастать, семья перебралась в Париж для их воспитания. Там у них образовался большой круг знакомых, и веселая светская жизнь требовала больших расходов. Мар­сельским поместьем Валета после отъезда владель­ца стал управлять некто Лебрен и вследствие частых требований присылки денег притеснял своих подчи­ненных, чем возбудил в них ненависть к себе. Если бы Валет знал, какою дорогою ценою оплачивается его веселая жизнь, он, вероятно, переменил бы образ жизни, но, ничего не подозревая, он и не думал ме­нять ее.

Однажды ночью Валет видит сон такого рода: ему является его управляющий, покрытый кровью, и го­ворит, что он убит возмутившимися крестьянами и что труп его зарыт под деревом, которое он тут же описывает очень подробно. Лебрён просит при этом г. Валета немедленно приехать в Марсель и предать его тело земле по христианскому обычаю, так как иначе душа его не будет иметь покоя. Сперва этот сон испугал Валета и удивил его своими точными указа­ниями, но затем он убедил себя, что все это пустяки и не стоит обращать внимания. Через неделю он видит то же: перед ним появляется рассерженный Лебрен и упрекает его за то, что он не исполнил его просьбы. Валет обещает немедленно все сделать, но, с наступ­лением утра, ему кажется нелепым придавать значе­ние сну, и он ограничивается тем, что пишет своему управляющему. Между тем, видение это снова повто­ряется, и опять Лебрен повторяет свою мольбу об ус­покоении его души. В заключение он дает Валету обе­щание, если он исполнит его желание, предупредить его, Валета, за двадцать четыре часа о предстоящей ему смерти, для того чтобы он не умер неподготов­ленным. Валет обещал все исполнить и на следующий день поехал в Марсель, где он не был уже в продолже­ние десяти лет. Семье своей он сказал, что едет туда по важному, неотлагаемому делу.

Оказалось, что Лебрен был действительно убит, и труп его зарыт под деревом на краю леса, как то бы­ло указано в видении. Все труды его разыскать убийц были тщетны, но зато он убедился в бедственном по­ложении своих подчиненных и не остался равнодуш­ным к их нуждам. Переезд всей семьи из Парижа в Марсель последовал вслед за его возвращением домой, и Валет снова стал жить в своем имении и сам вести дела.

Прошло восемь лет, и, когда в имении понадоби­лась перестройка, вся семья переехала в город к от­цу г-жи Валет. Сам Валет давно перестал думать об обстоятельствах, вызвавших его переезд, и о бывшем когда-то видении.

Однажды вечером, когда вся семья сидела за ужином и весело разговаривала, послышался сильный стук во входную дверь. Прислуживающий за столом лакей пошел посмотреть, но никого не нашел. Стук повторился с большею силою, и старший сын Вале­та сам пошел отворить дверь. Но, как и прежде лакей, он никого не увидал. Когда стук раздался в третий раз и еще сильнее прежнего, Валет вспомнил о бывшем у него видении и встал со словами: «я сам пойду; ка­жется, я знаю, кто стучит». Когда он отворил дверь, то увидал призрак своего бывшего управляющего, кото­рый ему прошептал, что в следующую ночь, в тот же час, т. е. в полночь, он должен будет покинуть мир.

Валет вернулся бледный и расстроенный и, усту­пая общей просьбе, рассказал о том, что с ним было восемь лет тому назад и что сейчас произошло. Се­мья страшно перепугалась, жена и дети наперерыв обнимали его и сами в слезах старались его успоко­ить. Тесть Валета, скептик, хотел повернуть все дело в смешную сторону и вместе с тем старался придумать средство, которое могло бы рассеять вредные послед­ствия страха смерти и, наконец, дал приказание пе­ревести все часы в городе на час вперед. Таким обра­зом, думал он, когда пробьет назначенный час и Ва­лет увидит, что роковой час миновал и что ему не гро­зит никакая опасность, он успокоится и все дело бу­дет кончено.

На следующий день Валет занялся приведением в порядок всех своих дел, причастился и совершенно подготовился к смерти. Вечером сидел он в кругу сво­ей семьи и прощался с нею, когда вдруг пробило 11 часов. Все молчали. Когда через час начало бить две­надцать, Валет встал и произнес: «да помилует Гос­подь мою душу, час мой настал!» Он ясно слышал бой всех городских часов. «Неужели это был обман?» – сказал он, наконец, видя, что смерти нет. «Дух обма­нул тебя, — сказала с насмешкой его теща, — не ду­май более об этой глупой истории». «Да будет воля Божия! — ответил Валет — я пойду к себе в комнату и буду благодарить Бога за спасение». Данвиль, тесть его, порадовался, что его хитрость так хорошо уда­лась, и простился с зятем, не подозревая, что проща­ется с ним навеки.

Приблизительно около часу пробыл Валет в своей комнате, когда вдруг вспомнил, что в одном из шкафов осталась неподписанной одна важная бумага. На пути к шкафу ему приходилось проходить мимо ле­стницы, ведущей в подвал. Услыша внизу какой-то странный шум, он направился по лестнице в подвал. Как только он туда вступил, чья-то рука вонзила ему кинжал в сердце, и в ту же минуту раздался бой го­родских часов, бивших час вместо двенадцати, пред­сказанных призраком.

В подвал дома Данвиля прокрались воры и, ког­да они увидали, что их могут открыть, они поспеши­ли покончить с несчастным Валетом. Таким образом, они оказались орудием судьбы. (См. «Ребус», 1899 г., №26.)

Протоиерей Григорий Дьяченко