1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Вокруг образа "Воскрещающая Русь"

Печать

Written by Ольга Петровна Клюкина

Не так давно в Саратове побывала икона «Воскрешающая Русь». Немало людей верят в чудотворную силу этого образа, и в то, что с ее всеобщего почитания начнется возрождение России. Но церковь этого образа не принимает и по-прежнему не разрешает вносить его в храмы. Вот он и путешествует по всей России — из квартиры в квартиру, находя среди верующих новых горячих защитников и… поневоле сея смуту.

Православная квартира

икона «Воскрешающая Русь»...Обычная двухкомнатная квартира в девятиэтажном доме в районе Социально-экономического универ-ситета.

В комнате — человек пятнадцать: и мужчины, и женщины, и молодые ребята. Повсюду знакомые иконы, православные книги и календари.

На видном месте стоит большая икона под стеклом, в красивом окладе, по старинному обычаю увешанная приношениями от верующих — золотыми цепочками, крестами, кольцами, часами. По размерам образ — явно не для квартиры, а для храма. И очень необычный по содержанию, если не сказать — по сюжету. Лишь с первого взгляда икона напоминает привычный образ Покрова Божией Матери, но если приглядеться…

Впрочем, из соседней комнаты уже появляется человек, хранитель образа «Воскрешающая Русь», который рассказывает поистине удивительную историю…

Чудо с Ольгой Павленко

Утром 14 октября 1998 года, в праздник Покрова Пресвятой Богородицы, живущая в Пятигорске женщина по имени Ольга Павленко из-за болезни не смогла пойти в церковь, и решила послушать дома кассету с акафистом иконе «Покрова Божией Матери».

И вот на словах акафиста «…радуйся, Радосте наша…», в 11 часов утра Ольга почувствовала, как пол, потолок и стены в квартире на шестом этаже куда-то исчезли. К ней явилась Матерь Божия в белых одеяниях в сопровождении дев, тоже одетых в белое — это было похоже на ожившую икону.

С белоснежного покрова Божией Матери на землю падали восьмиконечные золотые кресты — их было ровно столько, сколько людей на земле. Причем, те из людей, кто эти кресты на себя принимали, видимым образом просветлялись, а те, кто от них закрывался и прятался, сразу же умалялись в росте, чернели и на глазах превращались в прах.

Ольга услышала, как Матерь Божия велела непременно написать ее в таком образе и повесить эту икону в Свято-Троицком Серафимо-Дивеевском монастыре, справа от иконы «Умиление».

Сначала никто не воспринимал всерьез рассказ Ольги об этом видении. Но однажды, горячо помолившись на могилке преподобного Феодосия Кавказского, она получила совет отправиться к схиигумену Иерониму в Санаксарскую обитель. «Я знаю, когда Матерь Божия придет в белом, наступит воскрешение Руси», — сказал батюшка Иероним, выслушав рассказ Ольги, и благословил ее на поездку в Сретенский монастырь, к иконописцам.

В Москве Ольга встретилась с Натальей Кошеваровой, которая за восемь месяцев написала первый образ «Воскрешающая Русь». Но Ольге он не понравился. На ее взгляд, икона получилась искаженной: всех благословлял не Господь Саваоф, а Иисус Христос, люди, принимающие либо отвергающие кресты, на изображении и вовсе отсутствовали. «Забирай, сейчас она и такая нужна людям», — вдруг услышала Ольга внутри себя как будто бы голос Божией Матери.

По благословению схиигумена Ольга повезла икону «Воскрешающая Русь» в Дивеево. Но поначалу образ был там встречен с большой осторожностью. Потом икону все же пронесли по Святой Канавке и занесли в Свято-Троицкий храм, где справа от иконы «Умиление» висела икона преподобного Александра Свирского. Говорят, в тот момент она вдруг сама сорвалась с места и упала, как бы освобождая место для новой святыни.

Но в храме образ «Воскрешающая Русь» провисел только десять дней. Потом как будто бы приехали какие-то люди из Москвы и велели икону снять. Вроде бы увидели в образе Богородицы в белых одеяниях что-то сектантское, от «Белого братства»… В настоящее время местонахождение иконы неизвестно.

Но Ольга Павленко на этом не сдалась: через некоторое время с ее слов был написан второй образ, который более точно отражает смысл видения (именно он в январе побывал в Саратове). Эту икону тоже возили в Дивеево, носили с крестными ходами по многим городам России, причем в каждой поездке ее сопровождали дивные чудеса…

Что-то прячется в деталях

В соседней комнате можно было купить и акафист, и бумажные иконки, и даже фотографию, на которой, как утверждают верующие, запечатлена тень Самой Божией Матери.

Познакомилась я с бывшим полковником военно-медицинской службы Московской академии химической защиты Александром Викторовичем Головковым — хранителем второго образа (в настоящее время по заказу Нижегородского областного Русского Патриотического общества «Отчизна» написан уже третий образ «Воскрешающая Русь», еще более соответствующий видению Ольги Павленко).

Александр своими глазами видел от иконы множество чудес, и убежден, что выполняет свою, только ему предназначенную миссию. Он верит, что когда-нибудь образ «Воскрешающая Русь» будет всеми без исключения почитаться как чудотворный, потому что «для неба канонов не существует»…

В дверях я слышала, как женщины договариваются между собой читать ночью непрекращающийся акафист перед иконой «Воскрешающая Русь». Но у меня в душе почему-то нарастало смятение.

Честно говоря, сначала мне было даже стыдно, что «современный ум» не способен быстро поверить в чудо, а то и дело цепляется к разным мелочам, деталям. Может быть, оттого что в моей жизни никогда не было ярких откровений или видений?

Но почему-то меня неприятно задел директивно-деловой тон, которым было велено (неужто — Богородицей?): «Напиши икону… туда пронеси… там-то повесь…» А как Ольга решила, что на покрове крестов было ровно столько же, сколько людей на земле (это постоянно везде подчеркивается)? Сколько же она тогда увидела крестов — миллиарды?

Особенно не понравилось мне в рассказе хранителя иконы то место, когда со стены упала икона преподобного Александра Свирского — одного из глубоко почитаемых русских подвижников и чудотворцев — да так, что киот разбился… Как расценивать такой знак?

Странные чувства вызывает и акафист. Говорят, что он был написан за пять часов москвичкой Галиной Андриановой после поездки с образом в Дивеево, и потом лишь слегка отредактирован. Но почему-то мне всегда казалось, что акафисты так не пишутся! На такое и не всякий монах дерзнет…

Перечитывая историю иконы, помещенную перед акафистом, я то и дел корила себя за то, что никак не могу сосредоточиться на главном, а то и дело натыкаюсь на ошибки — и грамматические, и стилистические. То слово «Господь» вдруг написано с маленькой буквы, то в рассказе вдруг появится некий «митрофорный священнослужитель Богородичного храма»… Может, спутали с Богородичным центром?

Но больше всего, конечно, впечатлило, с какой открытой неприязнью говорил Александр о «трусливых архиереях», «жидовствующих священниках» и вражьих кознях разных людей, которые не хотят, чтобы Россия поднялась с колен. Потому-то все они и боятся иконы «Воскрешающая Русь», как огня. Не то, что все мы — простые люди… Он ведь и миром от иконы некоторых из нас помазал — как царей!

В этот день я впервые услышала и такой термин — «повышенная забесованность», которая, оказывается, чаще всего встречается именно в святых местах. Да уж…

Официальное мнение

Вот что сказал по этому поводу игумен Нектарий (Морозов), смотритель Архиерейского храма во имя иконы Божией Матери «Утоли моя печали»:
— Сама по себе история возникновения иконы очень странная, а язык, которым вся эта история описана, выдает людей, плохо понимающих церковную жизнь. Да и иконография слишком уж чудная! Кресты, которые падают на людей и выступают чем-то вроде орудий уничтожения? Такого в русской православной иконографии не было. Не располагает к доверию и какое-то нездоровое разгорячение людей, объединившихся вокруг этого образа. В наших храмах есть немало чтимых старинных чудотворных образов, которые не вызывают никаких сомнений, но вокруг них нет такого ажиотажа.

Наверное, хранителю иконы первым делом нужно было бы прийти на прием к правящему архиерею нашей епархии и взять его благословение на то, чтобы привлекать людей к образу. А если был получен отказ — тем более нельзя было продолжать свою деятельность. Мы должны помнить, что один из главных принципов Церкви — послушание священноначалию.

Что же касается явлений сверхъестественного характера, связанных с иконой — будь то ее мироточение, истечение крови, или какие-то необычные изменения атмосферного характера, то подобные чудеса бывают нам посланы как «справа», так и «слева», и сами по себе не являются признаком святости.

* * *

…Говорят, саратовцы провожали из города икону «Воскрешающая Русь» крестным ходом.

У меня язык не поворачивается осуждать этих людей, я же видела их лица — уставшие, добрые, жаждущие чуда. Причем, не только для себя, но и для всех нас, для страны. Но, думается, прихожанам православных храмов, которые прикладывались к образу, не благословленному Церковью, следует покаяться в этом на исповеди.

Господь милостив. Когда-нибудь, все, что связано с этой иконой, откроется нам во всей своей полноте. Но нужно помнить, что без Церкви — нет спасения.

Ольга Петровна Клюкина
Опубликовано в газете "Малиновый родник"