1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Ах, лето

Печать

Written by Виктория Федорова

Детство под солнцем, или Мое знакомство с православным лагерем

 

ЛагерьПобывать в детском лагере в свое время мне ни разу не довелось, и я, честно говоря, нисколько об этом не жалела. Будучи скромной и скрытной девочкой, любящей уединение и возможность поспать до обеда, когда не надо идти в школу, я не могла представить радость от проживания в коллективе, подъема и обеда по расписанию, а также прочих требований распорядка дня. Плюс рассказы ровесников о детских шалостях в лагерях – как кому-то приклеивали к полу ботинки, измазывали лицо зубной пастой во время сна, и вечерних дискотеках, где, пока не видит вожатый, можно покурить, – прочно укрепили уверенность в том, что отдых в лагерях полон самых разных сюрпризов…

 

И данный стереотип, наверное, жил бы долго, если бы мне не выпал шанс посетить православный детский оздоровительный лагерь «Солнечный». Узнав о нем, я тут же представила, что там, в православном лагере, все должно быть предельно жестко. Никакой свободы передвижения, строгая форма одежды, никакого смеха и отвлеченных «разговорчиков в строю», а только молитвы, молебны, послушания… А известие о том, что в лагере детям запрещено иметь при себе мобильные телефоны и плееры, еще больше уверило меня в своих подозрениях. Поэтому на территорию «Солнечного» я зашла настороженно, гадая: можно ли мне, девушке, вообще появиться здесь без платка. Но, оглянувшись вокруг, успокоилась – на футбольном поле бегали абсолютно обычные мальчишки, девочки спокойно гуляли без платочков, по радио звучали веселые детские песенки, все улыбались, листва зеленела, ласково светило солнце, и, если бы не вывеска о том, что лагерь православный, его ничуть было бы не отличить от любого другого оздоровительного лагеря.

Встретившийся мне по дороге батюшка, как выяснилось, отец одного из ребятишек, подсказал, где найти священника Александра Чеботарева – директора лагеря. А меня, виновата, тут же посетила очередная подозрительная мысль: здесь, должно быть, отдыхают дети не из обычных семей, а только из семей священников.

 

* * *

Отца Александра я завидела в окружении детей за большим деревянным столом. Первая лагерная смена подходила к концу, и дети и вожатые оставляли памятные надписи на разноцветных, так и хочется по старинке сказать «пионерских», галстуках. Писали добрые пожелания, кто-то – и номера телефонов. Судя по всему, расставаться ребятам очень не хотелось. В такой теплой и дружелюбной атмосфере задавать каверзные вопросы показалось неловко, поэтому я попросила отца Александра провести экскурсию по лагерю и рассказать о нем.

Так я узнала, что двери православного оздоровительного лагеря «Солнечный» открыты для всех с 2007 года, за каждую смену он принимает более ста ребят в возрасте от девяти лет, а в советское время, оказывается, здесь могли отдохнуть до 1500 детей! Территория лагеря большая, домики для проживания – бывшие когда-то купеческие дачи, и самая древняя из них датируется аж 1892 годом. Сейчас не все из них отреставрированы, но работы ведутся вовсю, чтобы удвоить количество мест, ибо на всех желающих их пока не хватает. Да, действительно, большинство ребят – из православных семей, но это вовсе не обязательное условие. Просто спрос действительно большой, и тут уж, как говорится, кто успел.

– А чем ваш лагерь отличается от других?

– Основное отличие в том, что дети ежедневно читают утреннее и вечернее молитвенное правило, – отвечает отец Александр. – А каждое воскресенье совершается Божественная литургия, ребята сами читают и поют на клиросе, мальчики помогают в алтаре. Регулярно проходят беседы с духовником, и дети имеют возможность исповедаться и причаститься. Наши вожатые – студенты семинарии, в любое время к ним можно обратиться с вопросом и получить ответы. А еще у нас нет дискотек.

– Как же так, без дискотек? А когда же развлекаться? – недоумеваю я, решив, что не ошиблась, представляя, что все занятия детей посвящены изучению православных традиций.

– В лагере постоянно проходит огромное количество мероприятий, конкурсов, работает множество кружков, так что вопрос об этом и не стоит, – пожимает плечами отец Александр и начинает перечислять – успевай только записывать. – Функционирует краеведческий клуб, художественный, фольклорный, секции рукопашного боя, фехтования, кружки росписи по стеклу, лепки из глины, кукольный театр – всего и не упомнишь!

Тут мы как раз подходим к стенду с распорядком дня, и я наглядно вижу, что каждый день тут действительно заполнен мероприятиями до отказа. Более того, каждую смену организуются экскурсии по храмам Саратова, паломнические поездки, а также прогулки по Волге на теплоходе. Ребята даже имеют возможность побывать на стрельбище Таманской дивизии, что под Татищевом.

– Дети все время заняты. Они принимают участие в спортивных соревнованиях, в тихий час могут читать – у нас хорошая библиотека, по вечерам собираются и поют песни под открытым небом, так что каждый день проходит очень насыщенно, – комментирует отец Александр.

– А почему сотовые телефоны запрещены и плееры?

– А зачем? Если родители хотят узнать, как дела у ребенка, поговорить с ним – они могут в любое время позвонить вожатому . Телефоны отвлекают, более того – это материальная ценность, и случись с ней что – будет досадно. А музыка есть своя, и она гораздо более приятная, чем та, которую можно слушать в мирской жизни. Вы же сами, наверное, слышите, что сейчас звучат веселые детские песни, иногда – классика, иногда церковные песнопения, которые радуют слух, в отличие от той музыки, которая передается по обычному радио и, скорее, его напрягает.

 

* * *

В общем-то, с этим нельзя не согласиться, решила я. Ведь еще когда вошла в лагерь, обратила внимание на позитивное музыкальное сопровождение. А теперь мы с отцом Александром дошли до трапезной, где я на всякий случай ознакомилась с меню. Мяса, как я и ожидала, в нем не было – Петров пост, но все остальное казалось не менее вкусным – суп фасолевый со сметаной, селедка с картошечкой на обед, на ужин – жареная рыба, рис, творожная запеканка. Хорошо же. Рядом со столовой – полевой храм во имя святого благоверного князя Александра Невского. Чуть поодаль – библиотека. Зашли мы и в один домик: там всё как полагается – кровати, тумбочки, личные вещи. Было около часу дня, и один мальчишка дремал на кровати, другой читал книгу, на меня вообще никто особого внимания не обращал. А при встрече с отцом Александром каждый подходил под благословение. Девочки также, они как раз шли нам навстречу. Одна в платке, другая – без; оказалось – это тут непринципиально, и обязательной формы одежды тоже нет.

– А неужели никаких потасовок не случается? Никто не курит и не пьет? Ведь многие дети в лагерях, без присмотра родителей и тайком от вожатых, пытаются это попробовать…

Отец Александр качает головой:

– У нас православный лагерь, и большинство детей воспитываются в православных семьях, живут по христианским заповедям, поэтому осознание того, что табакокурение, винопитие есть грех и наносят вред не только телу, но и душе, закладывается в них с малых лет. А шалости, конечно, случаются – дети есть дети, но до драк ни разу не доходило.

О том же я решила спросить и мимо пробегающего парнишку – 14-летнего Алексея Полякова. Он рассказал, что учится в 9-м классе обычной школы, в православном лагере отдыхает уже второй год. Не курит и не пьет, и честно признался, что в школе его пытались поддеть, что якобы это не «по-пацански». Зато по-христиански:

– Мне уже и не предлагают этого, знают, что откажусь, – говорит он.

А в общем, как он рассказал, ведет обычную мальчишескую жизнь – учится, играет на компьютере, встречается с друзьями, играет в футбол, смотрит телевизор. Здесь, в лагере, занят практически тем же самым, разве что компьютера и телевизора нет. Но о главных новостях в мире все равно по утрам детям рассказывают вожатые.

– Видите, обычный ребенок, – улыбается отец Александр в сторону опять убегающего куда-то по своим делам Алексея. – А то, бывает, меня даже спрашивают: у вас, наверное, в лагере дети особенные. Да ничуть. Порой еще, после смены, даже звонят родители и спрашивают: что вы такого с моим ребенком сотворили? Вернулся другим человеком: по утрам и вечерам молитву читает, слушается, даже по дому помогает, хотя раньше не заставишь! А дело в чем: в том, что режим помогает детям стать более собранными и самостоятельными. Ведь как в обычной жизни: мамы жалеют детей, большую часть работы по дому сами делают, в выходные дают подольше поспать. И в школе сейчас тоже дети знают свои права – в их обязанности даже не входит мыть полы в классах, как было раньше. Поэтому и отношение к жизни складывается потребительское. Хотя на самом деле, чем больше ответственности, тем лучше для самого ребенка.

 

* * *

Лагерь– Ну и что же получается, – все же поделилась я с отцом Александром своими критическими мыслями напоследок. – Ребенок проведет здесь отдых с максимальной пользой, чему-то научится, духовно обогатится, но потом все равно вернется в большой мир, где свои законы и соблазны, так вся работа сойдет на нет!

А он ответил:

– В жизни важно чаще встречаться с нравственной чистотой, и когда ребенок с ней соприкоснется, дело за малым – тягу к ней подогревать. И так, как вода камень точит, характер ребенка отшлифовывается, ненужное отсеивается. Детская душа, как губка, впитывает всё, что есть вокруг, вопрос только в одном – чему отдать предпочтение. Если зародилось в ребенке благодатное зерно, его надо подпитывать и взращивать, показывать, что есть добро, трудолюбие, любовь к ближнему своему. И впоследствии он будет стремиться к таким идеалам сам, но главное для начала – дать пример.

 

Виктория Федорова

Взгляд-Православие