1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Попса духовной жизни

Печать

Written by Священник Алексий

Попса духовной жизниТрадиции есть традиции. Это, пожалуй, прописная истина. Есть Предание. Оно живет в Церкви и содержит Ее. Как и Она, Церковь,  содержит Предание. При этом не надо думать, что догматы веры, например, – это Предание, а, скажем, свечки-лампадки – это так себе, обряды там... "фи", одним словом. И  не для людей с высоким лбом. Конечно, и обряды, и даже самые, казалось бы, маловажные и малозначительные традиции (пусть и распространенные далеко не везде) – могут быть частью Предания. И обычаи изначально бывшие, и возникшие недавно. Введенные "сверху" и взявшие свое стихийное начало "снизу".

Об этом в беседах на кн. Бытия говорит Иоанн Златоуст. Текст для цитации найти не смог. По памяти, речь шла о свадьбе кого-то из патриархов. Что, де, взял жених невесту и удалился куда-то там. И ни бурных пирушек, ни тебе прочих безчиний. А вы, говорит святитель к слушающим, на свадьбах без меры тратитесь, и упиваетесь, и безобразничаете. Да еще и ссылаетесь в свое оправдание на обычай: так, мол, все делают. Указываешь мне на обычай? А я укажу тебе на обычай древнейший: вот как тихо с невестой удалился от суеты праведник. И еще говорит, если обычай и давний, но пользы в нем никакой нету, кроме вреда, – я предпочту отменить обычай. А если что полезно, но не в обычае – ввести мне это последнее в обычай не только возможно, но и нужно! Известно, что святитель Иоанн и вправду немало ввел полезных обычаев из "нецентральных", "недогматических". Например, учинил при входе в храм фонтанчик – умывальницу "вины ради плюновения" после Причастия. (То есть –ополосни рот, и можешь, если придет нужда, после в тот же день сплюнуть – без боязни поругаться над Таинством.)

Среди привычек – так их назовем – составляющих кружева бытового благочестия, есть масса неприятных и даже неприемлемых для христианина. Вы наверняка знаете, о чем я. Нельзя передавать свечку через левое плечо/левой рукой; нельзя есть мясо в день Причастия; нельзя... Ну а вот и кстати: нельзя ставить свечи заупокой в дни Светлой седмицы. Эти "заповеди", по моему убеждению,  – пена, попса духовной жизни.

Где критерий?  В самом  Предании. Потому что наше Священное Предание – это Святой Дух, живущий в Церкви. Дух Любви. Мы, "яко плоть носяще, и в мире живуще, и от диавола прельстившеся", иногда принимаем за золото вместо любви страх. Не Божий, иной. Слепой, бездумный, но удивительно "продуктивный". "Стоять бояться!" – и всем все ясно. Не так должно быть. Мерой веса для каждого из обычаев (привычных нам или только что узнанных)  да будет любовь – к Богу и к ближнему. Если можно обосновать обычай через любовь (истолковать, объяснить любовью) он важен, драгоценен, каким бы не казался пустяковым. Если нет ("ты что, неверующий, что-ли?! сказано тебе: нельзя и все тут!!") – увольте  христиан от следования ему.

Бывают случаи не очень простые. К примеру, связанные со Светлыми днями. Можно ходить на кладбище в Пасху? Или нельзя ходить на кладбище в Пасху? Сейчас часто звучит этот однозначный запрет: "имате Радоницу – тогда и приходите на погосты, а не в день Воскресный". Логика проста:  прижилась было  традиция, не от хорошей, а от советской жизни возникшая.  Раз в  храм нельзя – тогда пойдем на кладбище как на место наиболее духовное из допустимых. Духовность из этого обычая у советских людей почти начисто выветрилась –  осталась форма. Да еще и смежная с языческим почитанием предков. Теперь-то в храм всем можно – ан нет, подавай кладбище. Потому что "так испокон веку"! Бороться надо? Конечно, желательно. Но какими средствами?

Священник Алексий