1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

И Свет во тьме светит...

Печать

Written by Священник Димитрий Шишкин

Когда в 93-м году я жил недолго в Оптиной Пустыни, довелось мне трудиться в паломнической трапезной. На втором этаже того же здания располагалось нечто вроде женского общежития и богадельни для старушек. Комендантшей этого общежития была женщина пожилая, но энергичная, приметливая. Как её звали, я к сожалению не помню, но как-то очень просто, вроде Кузьминишны. Иногда она спускалась к нам на кухню и рассказывала разные истории. Одна из них запомнилась особенно.

Когда из бывшей келейки старца Амвросия в Скиту выселили "гражданских", те оставили после себя страшный беспорядок и эконом монастыря обратился к Кузьминишне с просьбой организовать "сестёр" для генеральной уборки. Причём, управиться нужно было за один день.

Сказано - сделано.

Утром отправились в Скит. Пришёл батюшка (имени его она так и не назвала), помолились коротенько и взялись за дело: выгребали, таскали мусор, мели, убирали, драили так, что только пыль стояла столбом. Но вот оказия - день пролетел незаметно, стало уже смеркаться, а в каком-то закутке дальнем, до которого только к вечеру добрались, как нарочно оказалась свалена целая гора хлама. Притом проводка оказалась повреждена и света не было. Кто-то уже собрался бежать за свечами, но батюшка вдруг говорит:

- Давайте помолимся! 

Встали все на колени. Спели тропарь, кондак Преподобному, величание и так как-то радостно, умильно у всех на душе стало, что даже прослезились бабоньки. Ладно... какие-то ещё молитвы батюшка по памяти почитал, а потом вдруг замолчал, но с колен не встаёт, а продолжает молиться "про себя". 

Десять минут проходит, пятнадцать, двадцать... Умиление потихонечку улеглось. У кого колени, у кого поясница ломит - сил нет. Стали бабоньки потихоньку к земле клониться, томятся, но смиряются, терпят. Молятся через силу, кто как может. А батюшка всё молчит...

На дворе ночь, в хибарке - тьма.

Вдруг батюшка встаёт и говорит громко так, радостно:

- Ну, с Богом, милые!

Бабоньки встрепенулись, глаза пооткрывали и ахнули! Вокруг тьма непроглядная, а они видят всё ясно, как днём! Всё, до малейшей малости!!!

Батюшка, - умилённый такой, - говорит: "Ну, благодарите Господа, батюшку Амвросия, что услышали наши молитвы... не оставили грешных!.."

И вот, - глазам не веря, - охая и причитая, стали перетаскивать весь тот хлам во двор, на мусорную кучу, и только когда её подожгли - снова перестали видеть во тьме.

Всё это бабы сами рассказали Кузьминишне, когда гурьбой, отдельно от всех трапезничали в тот неурочный, полуночный час.

Священник Димитрий Шишкин