1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Десятая доля добра

Печать

Written by Ольга Новикова

Говорят, что человек может поверить в Бога, если увидит в глазах другого отсвет вечной жизни. Мне повезло встретить таких людей в Церкви – красивых, добрых, милосердных, которые в каждом человеке умеют видеть образ Божий и готовы прийти на помощь тем, кто нуждается. Потому что служение ближнему – это тяжелый ежедневный труд, который не стоит начинать на минутном порыве души. Но они не устают быть милосердными, потому что нашли ответ на главный для себя вопрос: ради Кого я творю добро?

Такая разная помощь

МилосердиеВ Евангелии сказано – блаженны милостивые, и милосердие является не просто «поповским словом», как говорил Глеб Жеглов, а тем моторчиком, который запускает механизм доброделания. А дела всегда найдутся – можно навещать болящих, принося им продукты и лекарства, или отвозить знакомую старушку в храм на богослужение, или ухаживать за отказниками в больницах, или гулять по выходным с малышами из Дома малютки, или устраивать для детей-сирот рождественские и пасхальные праздники. И быть может, одно доброе дело изменит всю твою жизнь.

Однажды я оказалась на празднике в детском приюте. Официальное название – центр социальной реабилитации для несовершеннолетних. Приют – неофициальное. Грустное, недетское слово. Приют может быть для бездомных животных или для людей без определенного места жительства. Попасть в такой для многих из них – счастливый билет, единственный шанс выжить. А дети? Они должны жить в своем доме, с родителями, быть согреваемы их любовью и вниманием. Но бывает так, что дом и родители есть, а любви и внимания нет. Тогда дети оказываются в приюте, откуда начинается их скитание по детским домам или интернатам.

Это был Пасхальный утренник с поздравлениями и подарками, и дети, вроде бы, радовались – как обычно. Но мне почему-то казалось, что их жизнь напоминает жизнь рыбок в аквариуме – все время на глазах чужих людей. Где нет ничего своего, и нельзя побыть наедине с самим собой. Можно только залечь на дно и притвориться, что у тебя все хорошо.

Александр Гезалов, выросший в детском доме и посвятивший свою жизнь помощи детям-сиротам, считает, что в детские учреждения нельзя приходить время от времени – от праздника к празднику. Если хочешь помочь этим детям, надо прийти раз и навсегда. Решиться на это могут немногие, но я знаю человека, который сумел.

Наталья Спицына – преподаватель физкультуры в одном из саратовских вузов и волонтер Общества милосердия Саратовской митрополии – приходит в центр для несовершеннолетних «Маленькая страна» уже на протяжении нескольких лет, чтобы заниматься с детьми спортом. Она признается, что начинать ей было очень страшно – до этого ей не приходилось сталкиваться с детьми, которые по разным, чаще очень непростым, жизненным обстоятельствам остались без попечения родителей. Но со временем страх ушел, и Наталья поняла, что эти еженедельные занятия нужны ей гораздо больше, чем детям. Она учит детей самым элементарным физическим упражнениям, знакомит малышей со спортивным инвентарем – многие только на ее уроках узнали, что такое обруч, и впервые взяли в руку ракетку для бадминтона.

В форме игры Наталья показывает им разные упражнения, придумывая для них смешные названия – бабочка, рыбка, часики, птичка. Малыши уверены, что от этих упражнений они будут сильными и здоровыми. Тех, кто постарше, уже не заставишь сделать «бабочку». Им больше нравятся подвижные игры, девочкам – ритмическая гимнастика, мальчикам – силовые упражнения. Занимаясь с ними, Наталья пытается рассказать им о том, как хорошо вести здоровый образ жизни. Вспоминают ли они ее слова, убегая после занятий курить за крыльцо? Может, и нет. Но одно они знают точно: есть человек, который приходит к ним не потому, что у него такая работа, а потому, что ему не все равно. И который хочет помочь им стать лучше.

Вера без дел мертва

Я вовсе не хочу сказать, что православные христиане чаще других совершают добрые дела. Или делают их лучше, чем, к примеру, атеисты. Разумеется, нет. Просто мотивация у всех разная.

К примеру, кто-то становится волонтером благотворительного фонда, потому что не представляет своей жизни без помощи ближним, и всерьез думает, что может изменить окружающий мир к лучшему. Кто-то считает благотворительность обычной работой, которую нужно делать профессионально и без эмоций.

Ощущение самоудовлетворения, собственной необходимости, значимости, иногда банальное желание «пропиариться» – есть много причин, по которым люди иногда, пусть и не так часто, как хотелось бы, творят добро. Доброделание в православном понимании – это не самореализация, а помощь другим ради Христа. Во славу Божию. Исполнение одной из самых главных заповедей – возлюби ближнего.

Казалось бы, доброделание могло бы стать самым легким и приятным из всех – вроде бы делаешь то, что нужно для спасения души, да еще и получаешь от этого удовольствие. Но на деле оказывается едва ли не самым сложным. Нельзя помогать ближнему, не испытывая к нему хоть капли сострадания. Неизвестно, что спасительнее: брезгливо бросить бомжу пять рублей, осудив его за образ жизни, или пройти мимо, сказав лишь доброе слово, искренне пожалев его в своем сердце и помолившись о нем?

Непросто по-настоящему полюбить кого-то кроме себя, отказаться от своих желаний, ради других, пожертвовать свободным временем, порой в ущерб своей семье и близким, чтобы уделить кому-то внимание, или помочь кому-то материально, отказав себе в чем-то и не требуя ничего взамен. И каждый человек сам решает, может ли он помочь кому-то, готов ли он к жертвенной любви, или пока ему стоит учиться любить других людей на расстоянии.

И все-таки многие считают, что православные христиане обязаны делать добро и должны находиться в постоянной готовности послужить ближнему. Так, ко мне часто обращаются знакомые с просьбой найти «хорошего – обязательно православного – человека», который смог бы ухаживать за их престарелыми родственниками. Когда же я советую нанять профессиональную сиделку, удивляются, разве у вас в Церкви нет сестер милосердия? Таких, чтобы работали профессионально, безропотно и желательно бесплатно. Ведь именно выхаживанием болящих, по их мнению, должна заниматься Церковь.

Или нужно сделать ремонт – починить кран или поклеить обои – опять нужен православный мастер, который все сделает качественно (по-другому ему совесть не позволит) и безвозмездно. Когда же начинаешь объяснять, что дело Церкви – не ремонт сантехники, а спасение душ, и что помощь ближним – дело людей, пришедших в Церковь и желающих этим ближним послужить, многие удивляются.

Потому что привыкли воспринимать Церковь некоей организацией с золотыми куполами, где все красиво и хорошо. Но каких усилий стоит поддержание этой красоты, и что за этим стоит труд настоятеля и сотрудников, которым надо платить зарплату, никто почему-то не задумывается. Гораздо проще рассуждать на тему, кому и что должна Церковь, чем самому взять на себя ответственность – хотя бы за своего престарелого родственника. Не говоря уже о том, чтобы, как наши предки, ежемесячно отдавать десятину – десятую часть нажитого добра – на содержание храмов Божиих, которые в старину строились не только на деньги ктиторов, по-современному спонсоров, а тщанием прихожан – то есть всем миром. И места для строительства храмов тогда выбирались – не заброшенные пустыри, развалившиеся бараки или трансформаторные будки, а самые лучшие.

Добро без бухгалтерии

МилосердиеТак почему же так важно отдавать десятую часть добра – материального ли достатка или просто своего личного времени – другим людям? Можно ли не делать этого и считать себя христианином? Этот вопрос мы задали священнику Сергию Кляеву, руководителю Общества милосердия и отдела по делам благотворительности и социальному служению Саратовской митрополии:

– Любой человек, который приблизился к Богу или познал Бога, основное свойство Которого любовь, начинает ощущать ее в своем сердце и не может не поделиться ею с окружающими его людьми. И не важно, какая это будет часть – десятая, двадцатая или всего один процент – не стоит вести бухгалтерский учет добра и измерять сделанное в процентах. Надо стараться делать добро от всего сердца – без тщеславия и гордости, чтобы не навредить своей душе.

При этом надо помнить, что главным делом христианина остается стяжание Царствия Божьего, и нельзя ставить добрые дела выше этого. Милосердие – это следствие состояния души человека, который хочет приблизиться ко Христу, а не цель его жизни. И оно не должно заменять у христианина молитву или участие в богослужении. Если мы почитаем жития святых, то увидим, что прежде чем они начали помогать другим людям, они провели долгие годы в борьбе со своими страстями, и только когда побеждали их постом и молитвой, выходили на помощь другим. Так и новобранцев, прежде чем послать в бой, обучают военному делу. Нельзя отправлять необстрелянного бойца в тяжелую схватку с врагом, иначе он ничего не сумеет сделать и сам погибнет. Так и христианин, если он не окреп духовно, никому не сможет помочь. Конечно, ему по силам починить кран или вынести утку из-под больного, но все это вторично. Своими добрыми делами христианин должен стремиться помочь своим ближним увидеть Бога, чтобы и они тоже встали на путь спасения.

О работе Общества милосердия Саратовской митрополии можно прочитать на сайте «Грани милосердия» –  http://grani.orthodoxy.ru

Ольга Новикова
Взгляд-инфо