1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Корабль времени у Балтийского моря

Печать

Written by Алена Малахова

Православный Таллин глазами путешественника

 

Православный Свято-Никольский храм в Таллине обнаружишь не сразу. Он так втиснут в плотную застройку старого города, что можно много раз пройти мимо, не заметив классического здания с колоннами. Да и к культовым сооружениям в эстонской столице, густо замешанной на западноевропейской культуре, приучаешь себя присматриваться настороженно: лютеране? католики? С интересом осматриваешь и проходишь мимо. И только изредка душа радуется – свои, православные! Сущность Никольского открывается, если, стоя на другой стороне узкой улочки Вене (в переводе – «русская»), поднять голову. Наверху обнаруживается большой купол с православным крестом. Все здание вдруг предстает внушительным и мощным на фоне окружающих домиков с черепичными крышами и клетчатыми окошками. А за дверью ждет еще одно открытие – с потемневших иконостасов смотрит история – не прерванная, не изломанная до полного уничтожения, но сохраненная многими поколениями православных здесь, у северного моря, на задворках большой когда-то империи.

 

Интерактивный

przarubКак ни странно, познакомил меня со Свято-Никольской церковью и ее прихожанами великий и ужасный Интернет, лучший помощник путешественника. Но, попытавшись больше узнать о православном Таллине, я сначала нашла в сети многочисленные упоминания о кафедральном соборе в честь Святого благоверного князя Александра Невского. Красивый и представительный, он часто встречается на фотографиях эстонской столицы. Зато у небольшого по сравнению с ним Никольского храма обнаружилась собственная страница в социальной сети и сайт, а значит, возможность переписки.

 

Прихожанина, предложившего показать мне, любопытному путешественнику, Свято-Никольскую церковь в Таллине, по счастливому совпадению звали Николаем. Уже по приезде я была представлена настоятелю – отцу Олегу, матушке Зинаиде, познакомилась с Ольгой, Ириной и Еленой, стоящими за свечным ящиком, с милой девушкой Серафимой и ее папой Игорем, который представился так: «Дворник». А также алтарник, звонарь и главный по хозчасти, добавлю я за него. Игорь делает в храме все, чтобы не отвлекать настоятеля храма отца Олега от главной миссии – быть духовным стержнем этого небольшого по саратовским меркам, но очень теплого прихода. «На Пасху до двухсот причастников бывает. А на сам Крестный ход намного больше народа собирается», – так оценивают они свою численность.

 

Многоликий

Здесь следует сделать отступление и объяснить, что «народ» в православном храме Таллина – понятие очень пестрое, и верующим из провинциальных городов почти совсем не знакомое. Летом и под Новый год улицы города заполняют толпы туристов. Они ходят небольшими группками, заглядывают во все здания с открытыми дверями и не устают щелкать камерами. И в череде сувенирных лавочек и милых кофеен в их поле зрения иногда совершенно случайно попадает храм. Это для них на стенах Никольского развешены объявления «No photo!». Во время службы их легко заметить: они рассматривают церковь и прихожан с любопытством посетителя музея. Некоторые приобретают иконы – на память. В свечном ящике им терпеливо объясняют «what price» и «what for», но чувства при этом испытывают весьма сдержанные. Что можно понять, если представить, как живется православным в городе многих религий.

 

Для тех, кто регулярно и не очень собирается на службу в Никольский, храм, это территория веры и кусочек России, это общество единомышленников и крепость, где можно пережить любые перемены. «Место у нас намоленное с XV века!», – говорят они про свою церковь и советуют тем, кто сюда приходит, просить помощи у Святого Николая – «Он сразу поможет!».

 

Из пепла

przarub2Об особом покровительстве Святителя Николая в Никольском любят рассказывать на примерах из многовековой истории храма. Впрочем, даты излишни. Здесь все пропитано физическим ощущением времени – старые иконы в тяжеловесных витиеватых окладах, потемневшие латунные подсвечники с выгравированными именами купцов-благодетелей.

 

Но в этом своем облике Свято-Никольский существует не так давно для храма с тысячелетней судьбой. Вначале была маленькая деревянная церковь, построенная в начале XI века – примерно в 1030 году. Как свидетельствуют летописи, поставлена она была и освящена в честь Святителя Николая по приказу Ярослава Мудрого. Предназначался храм для заезжих купцов. Вероятно, потому и стал ее покровителем Святой Николай – помощник всех плавающих и путешествующих. Произошло это в поселении, которое русские называли Колывань, эстонцы – Таллинн, скандинавы назовут Линданисе, а немцы переименуют в Риваль (Ревель). Уже по тому, как менялось название города, понятно, что маленький храм на берегу моря ждали суровые годы.

 

В начале XV века в городе случился пожар, сгорели все деревянные постройки, в том числе храмы. Свято-Никольская церковь отстраивается заново, но поскольку происходит это уже в немецком Ревеле, переносится с возвышенности в нижний город, где находится и по сей день.

 

За века храм, ставший центром русской общины, переживал многие беды и гонения со стороны иноверцев. Его грабили, закрывали, превращали в лазарет. Немецкие власти запрещали верующим проводить Крестные ходы, церкви – иметь выход на улицу, только во двор. «Это сейчас мы такие Крестные ходы устраиваем, что все улочки старого города заполняются. И даже такси стороной объезжают, знают уже, – комментируют эту страничку истории в современном Свято-Никольском. – А тогда, по рассказам, запрещалось даже иметь печь, чтобы зимой служить».

 

Понять, что это было за время, можно, читая о трагедии в Юрьеве (современном Тарту), который всего в 200 километрах. В 1472 году священника православного храма и его прихожан, отказавшихся присягнуть на верность Римскому папе, подвергли чудовищной казни. Более 70 человек были утоплены в проруби, которую прихожане вырубили перед праздником Крещения Господня. Настоятель храма Исидор Юрьевский и его паства были причислены Русской православной церковью к лику святых мучеников.

 

Все меняется с приходом на эту территорию Российской империи в начале XVIII века. После высочайшего визита Александра I до крайности обветшавший Свято-Никольский храм отстраивают заново. Строится он в лучших традициях западной классической архитектуры того века. Это первое в Таллине купольное церковное здание с хорошей акустикой, которую здесь ценят не случайно. «Наш приход всегда был знаменит певчими и купцами», – говорят в Никольском сегодня.

 

Преемник двух храмов, третий до сих пор несет на себе отпечатки пережитого. Убранство сохраняет элементы стилей разных эпох. От второй постройки сохранились каменная стена и часть иконостаса – южный предел, освященный в честь Успения Пресвятой Богородицы. «Вы не смотрите, что он такой темный, если оклад снять, иконостас весь сияет яркостью красок», – убеждали меня добровольные экскурсоводы Никольского.

 

Чудо святителя Арсения

przarub3Еще одно свидетельство времени – полученный в 1599 году в дар от Бориса Годунова серебряный подсвечник. Часть его с дарственной надписью переделана в лампаду и находится перед иконой Николая Чудотворца.

 

С конца XVIII века церковь Святого Николая ведет новый исторический отсчет и собирает вокруг себя многочисленных благотворителей. Здесь много свидетельств о добрых людях – купцах и простых прихожанах, помогавших храму восстанавливаться. Их имена запечатлены в гравировках и табличках и чтутся в Свято-Никольском.

 

Но это то, что касается внешнего убранства. В духовной своей истории церковь опирается на имена многих святых, бывших или проповедовавших в этих краях. С именем одного из них ее судьба связана теперь неразрывно. В одну из башен города был заточен расстриженный митрополит Ростовский Арсений (Мациевич), прославленный в лике святых, как священномученник. Согласно преданию, перед смертью каторжник испросил последней исповеди. Исповедовал узника священник из Свято-Никольского храма. По его рассказу, увидел он в камере не немощного старика, а митрополита в сияющих ризах. Несмотря на то, что тогда было уже запрещено хоронить на территории города, он испросил тело и похоронил его возле северной стены храма. Когда же была построена новая церковь, оказалось, что место, где должен быть алтарь, находится над могилой священномученника. «Вот так Святой Николай упокоил Святителя Арсения», – говорят в Никольском.

 

Наше время

Из тех, кто служил в Никольской церкви в XX веке, здесь особенно вспоминают отца Валерия – настоятеля, прошедшего немецкие лагеря. В Таллине помнят его проповеди, которые в советские годы приходили слушать даже сотрудники органов безопасности. По стечению обстоятельств советский период не стал для Свято-Никольского таким страшным, как для многих храмов в России. Как можно закрыть русскую церковь, если рядом действуют лютеранская и католическая? Закрывать все?

 

Пока решался тонкий национально-религиозной вопрос, шли годы, Никольская церковь продолжала оставаться душой православного Таллина. Несет она свое тихое и благозвучное служение и сегодня, когда национальных и политических проблем в Эстонии хватает. Они не носят того разрушительного характера, как во времена гонений, но нет сомнений, что мудрости от священников современного Никольского храма требуют немало.

 

Новейшее время церкви Святого Николая отмечено долгим и благополучным служением протоиерея Олега Врона. Он был рукоположен в 1981 году и с тех пор неразрывно связан со своей паствой. Хотя, как рассказывают, воссоединение шло не гладко – молодой священник попал в сложившийся приход со своими традициями и привычками. Особенно важно было найти общий язык с певчими, к мнению которых здесь привыкли прислушиваться. И отцу Олегу это удалось. Сегодня хор Никольского один из лучших в православном Таллине.

 

Церковь уже пережила три капитальных ремонта, о чем заботится совет попечителей. При храме действует несколько советов. Один из них носит имя Святителя Арсения и занимается благотворительностью. Есть приходская школа, и в воскресенье в храме много детей. «А в 90-е тут два десятка бабушек только стояли», – вспоминают прихожане. «Святитель Николай удивительным образом собирает здесь людей, – говорит алтарник Игорь. – И все очень разные. Но все хотят сделать что-то для храма, и Святой Николай всех, как кирпичики, ставит на свое место».

 

* * *

И мне, побывавшей в Свято-Никольском, захотелось стать песчинкой одного из его кирпичиков. Приобщиться к мощи этого стража Православной веры в религиозном многоголосье эстонского города, хранящего дух русских христиан, пришедших сюда еще в XI веке. История так часто делала эту церковь то гонимой, то торжествующей, что за мудростью лет ей, кажется, уже не важно, какое время за окнами и кто окружает ее сегодня. Она здесь навсегда.

Алена Малахова

Фото автора

Взгляд-Православие