1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Патриарх и дети

Печать

Written by Григорий Прутцков

Патриарх КириллО Патриархе Кирилле писать непросто, тем более, к годовщине интронизации. Легко сбиться на поздравительно-торжественный тон, перечисление заслуг Предстоятеля. Поэтому расскажу историю, которая показывает Святейшего Патриарха с несколько неожиданной стороны и убедительно доказывает, что его миссионерское поле простирается даже до сердец дошкольников.

Три года назад мой старший сын Гриша был ещё дошкольником. На него большое впечатление произвела интронизация Патриарха Кирилла, трансляцию которой мы с ним смотрели по телевизору. В те же дни кто-то из патриарших помощников обмолвился в средствах массовой информации, что Патриарх не оставит без внимания ни одно поздравление, пришедшее в его адрес.

Однажды, вернувшись из детского сада, Гриша попросил у меня два листа бумаги, взял ручки с карандашами и уединился в кухне за столом. Время от времени он спрашивал меня, как правильно пишется то или иное слово. С каждым новым вопросом я убеждался: мальчик сочиняет поздравление Патриарху.

Наконец, Гриша с серьёзным лицом вышел из кухни.

– Проверь, пожалуйста, есть ли ошибки, – протянул он мне лист.

Если не ошибаюсь, это было первое в жизни письмо, которое Гриша написал сам.

«Уважаемый Патриарх Кирилл! – начал читать я сложенные из неровных детских букв слова. – Поздравляю Вас с тем, что Вы стали Патриархом! Дарю Вам свою икону. Гриша, 5,5 лет, город Москва».

– А что за икона, которую ты хочешь подарить?

Гриша протянул мне второй лист. На нём была нарисована икона Распятия.

Мы взяли большой конверт и вложили туда оба листа. На следующий день я показал настоятелю Татианинского храма отцу Максиму Козлову письмо. Оно ему понравилось. Тогда я надписал на конверте адрес Патриархии, пошёл на Центральный телеграф, купил нужное количество марок и опустил письмо в пузатый почтовый ящик.

Прошло больше месяца. Гриша время от времени спрашивал меня, не пришёл ли ему ответ. Каждый раз я убеждал его в том, что писем Патриарху приходит много, и сразу всем он ответить не может. Но в душе полагал, что на поздравление столь юного адресата рано или поздно всё-таки обратят внимание.

И однажды, в конце марта, я достал из почтового ящика конверт, на котором написано: «Прутцкову Грише». Кто ж это, подумалось, так фамильярно меня называет! Но, взглянув на обратный адрес, тотчас понял, что письмо адресовано другому Прутцкову Грише. И, едва Григорий Григорьевич вернулся из детского сада, мы вскрыли конверт.

«Дорогой Гриша! – медленно читал по слогам сын. – Благодарю тебя за письмо и замечательный рисунок, присланный в подарок Святейшему Патриарху Кириллу. Желаю тебе и всем твоим близким людям крепкого здоровья, счастья и любви, помощи Божией на всякое доброе дело. С любовью о Господе, исполняющий обязанности Председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата епископ Егорьевский Марк».

– Это что ли заместитель Патриарха? – удивился Гриша.

– Ну конечно.

– А-а, значит, Патриарх Кирилл диктовал ему ответ? – предположил сын.

– Должно быть, так.

– Папа, а как ты думаешь, куда Патриарх повесил мою икону, раз она ему так понравилась? Спроси у него, когда увидишься с ним.

На следующий день Гриша начал расписывать красками деревянное яйцо, чтобы преподнести его в дар Святейшему Патриарху на Пасху. Утром в Великую субботу, когда я собирался на службу в храм, он отдал мне плод своего труда:

– Папа, ты говорил, что Патриарх в Великую субботу ездит по храмам. Передай ему, пожалуйста, это яйцо, когда он к вам приедет.

Я объяснил сыну, как мог, что в Москве несколько сот церквей, и ни один человек при всём желании не сможет объехать в течение нескольких часов даже половину из них. И, взяв Гришин подарок, уехал в храм.

Когда служба кончилась, мы потрапезничали, украсили храм к Пасхе и уже собирались расходиться по домам. Вдруг кто-то из нас увидел, как из припарковавшейся во дворе машины выходит… Святейший Патриарх Кирилл, а за ним несколько сопровождающих.

Отец настоятель показал Предстоятелю храм, рассказал о его истории, ответил на вопросы. Я стоял буквально в нескольких метрах от Патриарха с Гришиным подарком в руках, но не мог приблизиться к нему из-за окружавшей его толпы. Время шло. Вот высокий гость уже выходит из храма, направляется к машине и… оборачивается к нам, чтобы преподать своё благословение.

Тут же выстроилась очередь. Я встал последним. Предстоятель благословил меня и уже собирался сесть в машину.

– Ваше Святейшество, – протянул я ему Гришин сувенир, – мой сын специально для Вас расписал это яйцо и попросил меня подарить его Вам к Пасхе.

– Очень трогательно, – улыбнулся Патриарх. – Большое спасибо ему передайте. Сколько ему лет?

– Скоро шесть будет.

Обратившись к помощнику, предстоятель отдал ему Гришин подарок, взял у него из большого пакета красивое софринское яйцо и протянул мне:

– А это вашему сыну передайте от меня. Он один у вас?

– Ещё младший есть, ему три годика, – отвечаю.

– И младшему тоже передайте, – Патриарх достал из пакета такое же яйцо.

Спустя час я вернулся домой.

– Ну что, папа, – передал Патриарху мой подарок? – первым делом спросил Гриша.

– Да, и он тебе в ответ попросил передать вот это яйцо.

– А мне Патриарх что-нибудь подарил? – тут же спросил Илюша.

– И тебе подарил такое же яйцо.

– Спасибо, спасибо! – загалдели сыновья.

Для них общение с Патриархом, даже такое заочное, было совершенно естественным, словно с приходским священником.

Конечно, у Святейшего Патриарха за годы его служения были тысячи подобных эпизодов.Вряд ли все они запечатлелись в его памяти, ничего удивительного в этом нет. Но мои сыновья помнят о пасхальных подарках Предстоятеля и бережно хранят их до сих пор.

Григорий Прутцков
Татьянин день