1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

О добрых самарянах и Жалейкиных

Печать

Written by Священник Димитрий Васильев

Недавно я насмерть замучил кошку. Красивую, белоснежного цвета… Она сидела около храма уже три дня подряд и никуда не собиралась уходить – нам часто кошек подбрасывают, особенно в базарные дни, когда в город съезжаются люди со всех окрестных деревень. Так эти подкидыши у нас и «окормляются». Эта кошка была худая, как велосипед, и выделялась на фоне сугробов лишь грязными лапами и желтыми грустными глазами. От слабости она не могла конкурировать с другими, более мордатыми Пушками и Барсиками возле миски с кормом, и медленно умирала от истощения и морозов… В общем, забрал я ее домой.

mokry kotПервым делом она была крепко-накрепко вымыта с мылом, потому что блохи на ней висели как гроздья винограда на лозе. От слабости она просто лежала на дне ванны, вяло мяукая, когда вода с мыльной пеной попадала на глаза. Всех блох, конечно же, вымыть не получилось, поэтому мы решили наутро сходить в ветеринарную аптеку за специальным шампунем, а пока пусть так походит. Точнее, полежит. Потому что сил у животного не хватало даже на то, чтобы вылизать себя после бани. Дали поесть, попить, пододвигая миску к самому носу. Послушали, как эта мокрая белоснежка урчит от удовольствия, может быть, впервые за несколько дней наполняя брюхо теплой едой… А потом пришла соседка и сказала, что у нее, по счастью, есть дома противоблошиный шампунь. В общем, не успела животина отойти от первой помывки, ее снова засунули в воду. Мол, зато можно будет тебя на теплую кровать пустить греться – без паразитов-то.

В ванне она и умерла. То ли приступ какой случился сердечный, то-ли еще что: обвисла на руках, как тряпка, дернулась пару раз и затихла… Надо было дать ей сначала окрепнуть хоть сутки, освоиться… Ну, пожила бы она и блохастая, в кухне-то на линолеуме, не обязательно же ее было в комнату с первого дня пускать… Надо было… Было…

В науке менеджмента есть такое понятие, как этапы принятия управленческого решения. Подготовка к разработке плана действий, собственно разработка, экспертная оценка получившегося проекта, и только потом – непосредственная реализация разработанной и проверенной модели на практике. 75% всего времени уходит на планирование, разработку, взвешивание всех «за и против», тестирование и прочие перестраховки, и только 25% времени непосредственно занимают активные действия. Есть в этом какое-то рациональное зерно, как мне кажется…

О, как бы хорошо мы могли жить, если бы перед тем, как сделать что бы то ни было, хорошенько все обдумывали и заранее просчитывали, взвешивали силы, разбирали мотивы! Особенно, прежде чем кому-нибудь в чем-то помочь. Если бы перед тем, как пересылать по интернету тысячи рублей в помощь голодающим детям Зимбабве, мы вспоминали о соседке по лестничной клетке тете Маше, которая еще вчера вечером занимала у нас пятнадцать рублей на батон… Если бы перед тем, как принять чью-то сторону в затяжном споре, мы составляли себе труд ознакомиться с предметом спора и почитать соответствующую литературу… Если бы перед тем, как подкармливать стаю бродячих собак мы задумывались о тех людях, которые не знакомы с этими милыми песиками, но имеют несчастье возвращаться по этой дороге к себе домой… Если бы перед тем, как принести и пожертвовать в храм мешок старых вещей, мы спрашивали самих себя: а стали бы мы сами носить, если бы оказались вдруг на улице… Если бы…

Думается, причина тут не только в том, что привычка системно и аналитически мыслить у нас пока еще только в списке планируемых полезных приобретений к следующему Новому году. Нет, многие умнейшие люди, зачастую, совершают такие поступки, что у облагодетельствованных ими страдальцев только слезы на глаза наворачиваются. И речь совсем не о политиках, пытающихся помочь нашей стране выбраться из кризиса, речь о нас с вами… Разве мы сами ни разу не причиняли никому добро? Ни разу не наносили никому пользу?.. Да мы просто уже не помним, наверное…

Есть, есть что-то общее во всех тех случаях, когда мы, пытаясь кому-то помочь, делали в итоге только хуже. И это общее – не непривычность к системному и аналитическому мышлению, потому что и самые глубокие умы, как свидетельствует история, могли до смерти «залюбить» целые народы во имя их же собственного блага. Это не «неблагодарность» тех, кому помогают, и не демонские искушения за доброе дело (хотя, конечно, это было бы самым простым объяснением… но мы же не ищем легких путей?). Что же это?...

А это банальные плоды нашего эгоизма. Чистого, всепроницающего эгоизма, который как ложка дегтя в бочке меда способен самыми благими намерениями вымостить дорогу в совсем не райские кущи. Если бы тогда не мое нетерпеливое желание побыстрее созерцать у себя дома на кресле белую кошку, зверек, скорее всего, остался бы жив... Если бы прежде чем пересылать гуманитарную помощь по интернету, возомнив себя кормильцами наций, мы хоть немного задумывались о тех, кого вполне можем накормить здесь, «в онлайне»… Честно выкинуть древнюю одежду в мусор – конечно же выглядит далеко не так пафосно, как щедрая жертва на храм (а то что носить эту «жертву» не будут – так зажрались они там все, естественно)…

Нет, конечно же, нет. Нельзя видеть во всем только плохое. И в самых вкусных яблоках бывают черви. Но это же не значит, что угощая кого-то своими яблоками, мы не должны заботиться о том, чтобы червей в них было как можно меньше. И если уж мы не можем совершенно убрать из нашего сердца гордыню, тщеславие и прочие страсти, ознакомиться с мнением окружающих (а лучше - компетентных) людей, хорошенько подумать, прежде чем что-либо сделать, не торопиться – мы обязаны. Ну и, конечно же, бороться со своими страстями – тоже в этом случае совершенно необходимо. А там – как Бог даст.

Священник Димитрий Васильев