1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Помочь найти Бога

Печать

Written by Елена Титова, Епископ Покровский и Николаевский Пахомий

Наш корреспондент получил задание — прийти в храм как бы впервые

21 stat 1В дни Великого поста в православные храмы приходит больше людей, чем в обычные дни. Многие желают не просто зайти, поставить свечи, постоять у икон и чего-то попросить у Господа, но и приступить к Таинствам. Для кого-то это по-настоящему мужественный шаг: только Господь ведает, сколько внутренней работы, сколько сомнений и борьбы с собой пришлось человеку вынести до того, как он, наконец, решился.

Он пришел, такой дорогой и ценный для Бога, пришел, откликнувшись на Божий призыв. Все в мире Церкви для этого человека незнакомо и непонятно. Но он желает познать и узнать, и кто-то должен ему помочь. Такими миссионерами волей-неволей становятся работницы церковных лавок – свечницы, как их принято называть.

Каждому хочется, чтобы к нему отнеслись внимательно, ответили на его вопросы правильно и понятно, и при этом были к нему радушны. Тем более что большинство людей приходит в храм, увы, с проблемами, болью и горем. Часто можно услышать обвинения в их адрес, мол, они же к Богу идут! Хотят, чтобы с ними нянчились и носились — так это к сектантам да протестантам, а у нас тут все строго, все по-настоящему — благодать и истина. Признаться, я сама частично разделяла подобные взгляды, пока не оказалась на месте такого новичка.

По заданию редакции я проехала по нескольким храмам города с вопросами, которые, как нам показалось, задаются чаще всего. У нас не было задачи кого-то уличить или наябедничать, просто хотелось увидеть все собственными глазами и поделиться своими наблюдениями с церковным обществом. С земным поклоном прошу прощения у тех, кого маленькой хитростью вовлекла в этот своеобразный эксперимент.

Во всех храмах свечницы со мною были вежливы, где-то при этом искренне приветливы, где-то отношение ко мне было ровным, где-то несколько скептическим и отстраненным. В одном храме я почувствовала себя маленькой и глупой девочкой, с которой разговаривает строгая учительница. Нет, свечница мне не грубила, и даже, повторюсь, была вежливой, но мне почему-то хотелось поскорее закончить беседу. Однако вполне приемлемые и вразумительные ответы я смогла получить везде.

Как мне исповедаться и причаститься?

В Свято-Троицком соборе, храме в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» и в храме во имя Всех Святых, в земле Российской просиявших, мне дали листки-памятки, в которых содержалась краткая информация о подготовке к Исповеди и Причастию и о значении этих Таинств. В листках «Утоли» и Троицкого не только говорится, что в Таинстве Причащения «верующий под видом хлеба и вина вкушает самого Тела и Крови Христовой», но и объясняется, что это Таинство «самое важное и непостижимое». Приводятся слова из Евангелия, подтверждающие, что Сам Господь его установил, и хоть в малой степени снимается предполагаемое недоумение о том, почему именно Тело и Кровь Спасителя завещано вкушать: «Таинство Причащения дает человеку силы для благодатной жизни во Христе. Причащаясь, мы становимся сами частью Его Тела как члены Его Церкви». Прочитав это, человек, как мне кажется, поймет, что Причастие — это не просто «таблетка» от всех болезней и бед. С другой стороны, он и не испугается этого странного для внешнего человека и действительно никогда до конца непостижимого заповедания — есть Плоть и пить Кровь Христа.

В каждом из обойденных мною храмов мне сразу предлагали различную литературу для подготовки к исповеди, а также молитвословы. Некоторые свечницы даже были готовы сделать карандашные пометки, чтобы я не запуталась при чтении молитв. Не во всех случаях работнице церковной лавки удавалось четко и последовательно рассказать о том, как подготовиться и приступить к Таинству. Кто-то говорил путано, перескакивая с одного на другое... Но во всех чувствовалось желание помочь.

Для чего надо поститься?

В ответ мне тоже предлагали книги, однако и сами объяснить пытались:

— Телесный пост влияет на наше нравственное состояние,— ответили мне в Серафимовском храме, пояснив, что постящемуся человеку легче удаляться от зла.

— Великий пост установлен в память страданий Иисуса Христа, Его же распяли, вы знаете об этом? — заботливо спросила меня приветливая и тихая женщина в Петропавловском храме.— В среду Его предали, а в пятницу распяли, поэтому в течение всего года среда и пятница постные.

В Троицком соборе и Всехсвятском храме мне ответили, что пост — это не только ограничение в пище, но и молитва, и милосердие к ближним, внимательное наблюдение за собой, чтобы не озлобляться, не осуждать:

— Должна быть совокупность телесного и духовного поста, иначе это просто диета.

Девушка, работающая в храме в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали», сказала:

— Великий пост самый строгий. Это воспоминание о том 40-дневном посте, которым постился Сам Господь в пустыне. Он готовит нас к самому важному христианскому празднику Пасхи, Воскресения Христова из мертвых. Бог показал всем, что есть вечная жизнь. Ради этой жизни мы и исповедуемся и причащаемся.

Девушка посоветовала мне не пытаться на данном этапе углубляться в богословие. Надо просто последовать тому желанию, которое меня привело сегодня в храм, подготовиться, насколько я смогу, и причаститься.

Как можно поговорить со священником на личную тему?

Везде мне отвечали, что это несложно. В некоторых храмах называли часы дежурства священника. Одна сотрудница очень аккуратно заметила, что личная беседа, конечно, хорошо, но приобщения к Таинству она никогда не заменит. А в храме в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» дали визитку одного из клириков храма, чтобы я могла заранее договориться с ним о встрече в удобное для обоих время.

Удивило, что мне не сделали замечания по поводу внешнего вида, намеренно нецерковного; только в одном храме мягко попросили надеть косынку. О необходимости прийти на богослужение в юбке и без макияжа никто ничего не сказал. Правда, в памятке храма во имя Всех святых, в земле Российской просиявших, было написано, что женщинам перед Причастием следует стереть губную помаду.

Еще раз подчеркнем, что нашей главной заботой при подготовке данного материала были те люди, которые только собираются приобщиться к церковной жизни. Одна известная мне молодая девушка после общения с сотрудницей свечного ящика ушла из храма чуть ли не в слезах, так и не попав на собственное Крещение. Если не ошибаюсь, она не крещена до сих пор. Можно, конечно, сказать, что девушка сама могла бы терпимее отнестись к своей обидчице ради того, чтобы стать христианкой и членом Церкви. Только, наверное, слишком неприветливым показалось ей тогда сообщество христиан. И этот шанс для одной получить свидетельство о Христе, а для другой свидетельствовать был упущен.

Сторонний человек, шагнувший из бушующего светского мира в храм, даже если он пока еще не ищет Бога и пришел с утилитарными целями, должен, в конце концов Бога здесь все­таки найти…

Елена Титова

Много ли зависит от человека, стоящего за свечным ящиком? А от других работников храма — тех, с кем неизбежно встречается каждый входящий, от охранника, например, от уборщицы? Что должен делать настоятель, чтобы люди, работающие в Церкви, соответствовали месту, чтобы они могли хотя бы в какой-то мере стать миссионерами? Ведь не только свечница, даже и уборщица может либо оттолкнуть человека от Церкви — если бесцеремонно вынудит вас уступить дорогу ее швабре — либо, напротив, к Церкви привлечь — если улыбнется и приветливо поздоровается. Как добиться того, чтобы каждый работник храма владел каким-то минимумом знаний, мог грамотно ответить на вопросы вошедшего человека? Об этом мы спросили Епископа Покровского и Николаевского Пахомия, в недавнем прошлом — настоятеля Свято-Троицкого собора в Саратове.

21 stat 2— От работников храма зависит многое; они — первые помощники духовенства и настоятеля. Как театр начинается с вешалки, так и Церковь для многих людей начинается со свечного ящика, с охраны, с уборщицы. Задача любого настоятеля — подобрать людей не просто добросовестных, но добрых, сердечных, безупречно вежливых, а главное — искренне стремящихся привести каждого, хотя бы случайно вошедшего в храм, к воцерковлению. Тогда они будут уделять внимание любому вошедшему.

В идеале все, работающие в храме,— и охранник, и уборщица — сами должны быть воцерковленными людьми; если это не всегда возможно в отношении охранника или дворника, то, по крайней мере, за свечным ящиком стоять должны, безусловно, церковные люди. Ведь именно к ним чаще всего обращаются с самыми разными вопросами: и как поститься, и какие иконы должны быть в доме, и что такое соборование, и о чем говорить на исповеди. Свечница, безусловно, сама должна быть читающим человеком, ведь она не просто продает православную литературу, она должна в ней ориентироваться, уметь порекомендовать гостю именно ту книгу, которая ему нужна.

Метод подготовки свечниц очень прост. Если храм большой и штат, соответственно, большой — значит, должен быть старший по свечному ящику, он должен заниматься с остальными, доводить до них решения настоятеля. А если свечниц две-три — значит, настоятелю самому нужно регулярно проводить с ними беседы. Очень важно составить перечень вопросов, ответы на которые свечница должна знать. Это самые распространенные вопросы, касающиеся догматики, истории Церкви, литургики, церковного этикета. Конечно, это вопросы о святых, о церковном календаре, а также об околоцерковных суевериях.

Я не могу сказать, что планомерно искал на все храмовые должности хороших людей. Но, если человек приходил, изъявлял желание у нас работать, я уделял ему достаточно внимания. Смотрел, здравый ли это человек, умеет ли он слушать других, готов ли он учиться тому, что пока не умеет, сможет ли он передавать свои знания людям. Задачу облегчало то, что к Церкви тянутся и потрудиться в ней хотят, как правило, люди хорошие и разумные.

Газета «Православная вера» № 5 (457)

Православие и современность