1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Когда роднее никого нет

Печать

Written by Воцерковление.ru

Поддерживая 79-летнего Геннадия под руку, сотрудники храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» ведут его в паспортный стол УФМС Фрунзенского района. Ведут бережно, словно малого ребенка. Я еще не знаю ни его самого, ни истории, которая привела его в Церковь. Он для меня еще чужой, незнакомый человек, как и для других людей, ожидающих своей очереди для оформления паспорта. Чужой он и для государства, которое не оказало никакой поддержки старому, больному, одинокому человеку. Из окна учреждения я вижу только, как в полусогнутом состоянии он с трудом передвигается в своем пальто, шапке-ушанке, старых ботинках, таких же изношенных, потертых, измученных жизнью, подобно их хозяину. Позже сотрудницы социальной службы храма рассказали мне, чем они занимаются и почему это делают. После проведенного с ними дня я в полной мере осознала, что поддержка в Церкви, вопреки устоявшемуся мнению, оказывается не только в виде добрых, теплых слов, но и вполне реальных дел, когда люди готовы тратить свои совсем не большие силы и едва ли не все свое время на помощь другим.

«Никогда не просил о помощи»

Геннадий всю жизнь проработал инженером, имеет высшее образование. Он далеко не асоциальный человек, как можно было бы подумать, глядя на пожилого мужчину сейчас. Шесть лет назад он пришел в храм. Интеллигентный, доброжелательный, «очень добродушный», как говорят про него сами сотрудники храма, но абсолютно подавленный своими несчастьями человек. У Геннадия, как и у большинства людей, дорога к Богу, Церкви оказалась не из легких. Когда мать была им беременна, его отца репрессировали и расстреляли. Родившийся последним в многодетной, сосланной в Сибирь семье врага народа, которая в одночасье осталась без главного кормильца, ребенок стал обузой для нее. Обо всем, что пришлось пережить Геннадию и в глубоком детстве, и потом, в течение всей последующей жизни, трудно даже рассказать...

Это, наверное, было милостью Божией к бедному старику – и сам его приход в Церковь, и встреча с матушкой Евфросинией, которую благословили заниматься социальной деятельностью при храме и которая сразу взяла Геннадия под свою опеку. Одной из форм социальной помощи при храме является организация горячего питания в церковной трапезной, которое каждый день получают бездомные и обездоленные люди, не способные сами себя ни прокормить, ни содержать. Также ежедневно приходил и Геннадий, но однажды не пришел. Это было абсолютно не похоже на него, поэтому обеспокоенная матушка вместе со своей добровольной помощницей Мариной отправилась к нему домой, чтобы узнать, что случилось.

«Он никогда не жаловался, что у него проблемы со здоровьем, что с каждым днем ему все сложнее передвигаться, никогда не просил о помощи», – вспоминают женщины. А когда увидели его ноги, то ужаснулись: они все были покрыты язвами. Живет Геннадий в условиях, которые трудно назвать пригодными для жизни человека. Пол, больше похожий на земляной, едкий запах старости и болезни, сырость, развалившийся диван... Да и само его жилище официально давно признано аварийным. Дверь в квартиру Геннадий не запирал: «Если я умру, меня хоть найдут», – пояснил он.

Кто-то должен это делать...

Стало ясно, что нужно в прямом смысле спасать человека. Сотрудникам храма удалось договориться о госпитализации Геннадия с замечательной женщиной, прихожанкой храма, врачом Ириной Александровной Утц, которая на общественных началах ведет прием и консультирует других прихожан и к которой можно обратиться за помощью в любое время суток. Сразу же в голове возникли грандиозные планы сделать своими силами ремонт в квартире, пока тот будет лежать в больнице. Но воодушевление было недолгим, выяснилось, что совсем недавно из квартиры Геннадия пропали паспорт и сберкнижка. Куда пропал паспорт, неизвестно, но в храме не раз сталкивались с ситуацией, когда неспособные сопротивляться злу, жестокости прихожане лишались сначала документов, а затем и своей квартиры. «К нам ходил молиться Володя. У него была своя собственная квартира, где он жил один. Потом решил пустить в одну из комнат квартирантов. Через какое-то время мы узнали, что эта семья определила его в психиатрическую больницу на Алтынке. Мы его там постоянно навещали. Когда он вернулся домой, его не пустили даже на порог, но мы смогли убедить этих людей пустить его хотя бы на ночь. Но уже на следующее утро Володя пришел в храм и стал просить отправить его обратно в больницу. Мы спросили: неужели в больнице ему будет лучше? Он сказал: «Да, мне там, по крайней мере, не страшно. А там, на квартире, или я кого-нибудь убью, или убьют меня...». И поскольку жить ему было больше негде, мы договорились с Красноармейским домом инвалидов приютить его у себя. Он там пожил, а через некоторое время умер...», – рассказывает шокирующую историю матушка.

Так уж случилось, что именно пациентам психиатрической больницы, в которой когда-то лежал Володя, стали помогать в храме «Утоли моя печали». «У нас там есть подопечные, мы приезжаем навестить их, привозим одежду и вещи, необходимые в быту. Помещения при нашем храме иногда забиты мешками с вещами. Не все из них бывают хорошими и годными для носки, не все жертвующие поступают добросовестно, некоторые приносят слишком грязные или неглаженые вещи, с оторванными пуговицами или вспоротым мехом. И, конечно, такое пренебрежение может только оскорбить нуждающегося человека. Хотелось бы, чтобы люди жертвующие понимали, что они делают это для людей, не имеющих возможность привести эти вещи в порядок, и относились к адресатам своей помощи честно и уважительно», – высказывают пожелание сотрудницы храма.

Социальная служба при храме – это самая настоящая служба спасения, в которую не надо даже звонить, достаточно только намекнуть. Она отнимает много сил, но об этом предпочитают не говорить, принимая свое послушание как дело, угодное Богу. Ну а то, что спать случается по пять часов в сутки и иногда выбиваться из сил, пытаясь ободрить, утешить, защитить тех, кого посылает им на жизненном пути Господь... Что ж, кто-то должен это делать...

Забытая мелодия для пианино

Частичка их тепла достается и постояльцам саратовского центра «БОМЖ» на Полярной, 27. Добрые отношения у храма сложились с ожоговым центром и его главврачом Николаем Островским. Так же как не иссякает поток нуждающихся в храме, не исчерпываются идеи его сотрудников, как им помочь. Любые вещи, которые у нас залежались дома, могли бы скрасить жизнь нуждающимся людям. Недавно одна женщина предложила сотрудникам социальной службы новую инвалидную коляску, другая – пианино «Саратов», третья – стиральную машину «Малютка», четвертая – мебель и швейную машинку. Всем этим вещам и бытовой технике в храме находят применение – ищут людей, которым они могли бы пригодиться, спрашивают, узнают, и такие люди находятся. «Недавно мы ездили в Энгельс и отвезли людям, пострадавшим при взрыве бытового газа, много вещей и продуктов, которые жертвуют прихожане для храма», – второпях рассказывают мне женщины, пока пытаются понять, к кому им обратиться в паспортном столе, чтобы помогли Геннадию в его проблеме.

Потеря паспорта для него означала невозможность получения пенсии и госпитализации в больницу. Поэтому еле передвигающегося Геннадия привели во Фрунзенское отделение полиции. «У нас сейчас обед, подождите на улице или приходите через час», – преградив путь, холодным голосом заявила сотрудница паспортного стола и ушла на обед. Пришлось ждать час до конца обеда, а потом еще час в очереди, а потом еще немного помотать дедушку, чтобы собрать все положенные документы. Все это время он беспрекословно и смиренно с поникшей головой делал все, что ему скажут. И лишь иногда было видно, что он плачет.

На один лишь сбор документов – нет, не на сам паспорт, а на то, чтобы просто подать заявление на него, потратили 4 дня. Оформить талон о краже, сфотографировать Геннадия, простоять в очереди за выпиской о месте его проживания, составить заявление, приобрести фирменный бланк, заплатить пошлину, узнать банковские реквизиты – и все это нужно было сделать в разных местах. Две хрупкие женщины, одни, без денег и связей, без всего того, что дает возможность прагматично сориентироваться в потоке бюрократических препон, трудятся во славу Божию ради тех, кто оказался выброшен за борт социума, чтобы они почувствовали, что не одни в этом мире. И хотя к Богу таких людей удается привести не часто, протянутая им рука помощи становится для них рукой Самого Господа.

Энергия добра

Наш поход в УФМС окончился удачно: двое молодых сотрудников службы прониклись бедственным положением Геннадия и помогли за один день получить временный паспорт и оформить документы для получения постоянного паспорта. Благодаря временному паспорту сразу удалось положить мужчину в больницу. «Я никогда не плакал, ни тогда, когда меня били, ни тогда, когда меня унижали. А вот вы обо мне позаботились, и я плачу», – благодарил он со слезами, которые уже не мог сдерживать.

Несчастный старик – лишь маленькая капля в море тех, кто нуждается в экстренной помощи, кто стоит буквально на грани жизни и смерти.

В храме «Утоли моя печали», как и во многих других храмах, всегда оказывали помощь людям, и лишь в последнее время эта деятельность приобрела официальные формы. На сегодняшний день при каждой церкви по благословению Патриарха Кирилла организована социальная служба. Для ее работников действуют многомесячные интернет-курсы, в рамках которых нужно выбрать направление деятельности. Но помощницы уверены, что в жизни так можно сделать далеко не всегда, ведь людей, которых заносит в храм поток житейских проблем, трудно «отсортировать» по категориям. Это и алкоголики, и люди, которые только что вернулись из тюрьмы, и те, чей житейский корабль пошел ко дну и многие, многие другие. «Вот приходит ко мне женщина и умоляет: матушка, поговорите со мной, от меня муж ушел... Или мужчина, кадровый офицер, приехал в Саратов, чтобы навестить могилы своих родных, и, пока он находился на кладбище, у него украли документы и деньги. Он говорит: мне так неловко, я в жизни никогда ни у кого ничего не просил, а теперь остался без всего и не знаю куда деться... Или другая женщина обращается с бедой – у мужа онкология, надо класть его в больницу... И что сказать людям? Извините, я помогаю только беременным?» – задает риторический вопрос матушка Евфросиния.

***

Трудно сказать, к какому «направлению» относятся Геннадий, Володя, пациенты Саратовского ожогового центра, психиатрической больницы, постояльцы центра «БОМЖ» и многие другие люди, которые по милости Божией встречают на своем пути сотрудниц церковной «скорой помощи». Ясно одно: сострадание, милосердие к людям никто и никогда не отменял и, будем надеяться, не отменит. Отдать одежду бездомным, подарить игрушку сиротам, накормить голодного человека, поддержать словом, пустить согреться в помещение, даже если у вас обеденный перерыв. Каждый из нас может что-то сделать для тех, кто почувствовал себя никому не нужным...

Взгляд - православие