1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Игумен Нектарий (Морозов): «Только Бог может дать последний шанс»

Печать

Written by Беседовала Оксана Лаврова

Когда с нами или с нашими близкими случается серьезная болезнь, мы готовы на все, чтобы избавиться самим и уберечь родного человека от страданий, особенно если речь идет о ребенке. Мы не скупимся на лекарства, подключаем связи, чтобы найти лучшего врача, но порой наших возможностей оказывается недостаточно. И тогда верующий человек обращается за помощью к Богу, неверующий идет к знахарям, экстрасенсам, «бабушкам». О таком эпизоде мы рассказали в одном из последних номеров «СП». Материал вызвал читательский отклик. Были звонки, вопросы. Некоторые же просили… адрес бабушки, лечившей заговорами, считая, что для них это последний шанс и последняя надежда. Эта обратная связь позволила сделать вывод, что тема требует дальнейшего обсуждения. Она и стала поводом для разговора с настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» игуменом Нектарием (Морозовым).

alt– Отец Нектарий, один из наших читателей спросил: а что, если у священника заболеет ребенок, и врачи скажут, что они бессильны, неужели он сам не использует этот последний шанс, не обратится за помощью к тем, кто реально может помочь? Или он будет бездействовать и просто ждать конца?  

– Болезнь, особенно болезнь ребенка не может не вызывать страха и желания от недуга избавиться. Но при всем при этом жизнь и здоровье не являются для верующего человека самодостаточными ценностями. Все-таки первично для нас – христиан – спасение в вечности. И для любого верующего человека, тем паче священника, будет чистым безумием искать исцеления тела, погубив душу. Священник, обращающийся к знахарю, когда у него заболевает ребенок, это что-то из области фантастики. Естественно, священник в этой ситуации будет прибегать к помощи врачей, и будет молиться Богу об исцелении. Поскольку и здоровье, и болезни – все из одной руки. Господь посылает нам что-либо не произвольно, не просто так, а потому что знает, что нам полезно для спасения души. Естественно для священника, когда происходит беда с кем-то из близких или с ним лично, искать духовные причины этого в самом себе. А также прибегать к таинствам покаяния, причащения и стараться исправлять в своей жизни то, в чем обличает совесть. Причем, когда возникает опасность для жизни, и молитва и покаяние приобретают совершенно иную силу, нежели когда мы живем в благополучии.

А как же Матронушка?

– Получается, именно болезнь зачастую становится толчком для того, чтобы человек задумался о своей жизни и обратился к Создателю?

– Да, так очень часто бывает. Недавно беседовал с одной женщиной. Она верующая, но невоцерковленная. Возникло подозрение, что у нее онкология. Страшно, впору завещание писать – такое было настроение. Начали мы разговаривать об этом, и она решила первый раз в жизни исповедоваться. А после пошла к врачу, и тот сказал: нет у нее опухоли. И таких примеров каждый священник может рассказать множество. Просто когда человек не живет церковной жизнью, когда Бог для него некая абстракция, тогда в его жизни появляются «бабушки», амулеты, знахари. А верующий человек знает: все в руках Божьих, и знает, к Кому надо обращаться за помощью.

– А как же многочисленные примеры исцеления, которые содержатся в житиях многих наших современников? Та же Матрона Московская до того, как Церковь ее официально признала святой, жила среди людей, помогая всем, кто к ней приходил.

– Блаженная Матрона Московская была не лекарем, предсказателем или помощником в житейских ситуациях. В первую очередь она была подвижницей. А все остальное проистекало от ее чистой, праведной жизни. Бог откликался на ее молитвы. Люди же, прибегающие к помощи святых, видят не святость, а практическую пользу. И так, к сожалению, было всегда. Читаем в Евангелии, как много людей приходило к Христу, как к чудотворцу, целителю, изгоняющему бесов. Но при этом их совершенно не интересовало Его учение о спасении. И многим Господь помогал, но эти люди погибли, потому что позже они оказались в толпе тех, кто кричал: «Распни Его»! И что проку в том, что они пользовались Божественной силой? Кого-то Господь исцеляет, и он начинает жить праведно, а кто-то, получив здоровье, пользуется им для того, чтобы снова грешить, и погибает для вечности.

– Но как же все-таки понять, с кем имеешь дело? Ведь мы же не знаем наверняка, кто перед нами. Еще не признанная подвижница или человек, прибегающий к помощи темных сил?

– Есть огромная разница между христианскими подвижниками и современными целителями. По молитвам святых Господь давал человеку исцеление, но они обязательно говорили: причина твоей беды в твоей жизни. Иди, покайся и больше не греши. Целители, знахари, «бабушки» таких советов не дают. Их по большому счету состояние вашей души не волнует. У них другой интерес. Иисус Христос говорил тем, кто пришел к Нему после чуда с хлебами: «Вы пришли сюда потому, что ели хлеб и насытились». Они искали не Бога, а сытости. Так и многие наши современники зачастую ищут у знахарей не Бога, не истину, а практическую пользу. Поэтому и путают колдунов с теми, кто исцеляет силой Божьей.

На таблетки надейся…

– Если болезнь – это повод посмотреть вглубь в себя, осознать свои грехи, может, и к врачам обращаться не нужно? Надо каяться и надеяться, что Господь простит и исцелит?

– Когда мы голодны, мы же не ждем, что Бог насытит нас каким-то волшебным образом? Чтобы утолить голод, нужно приготовить еду и съесть ее. То же самое и с болезнью. Господь для чего-то создал лекарственные травы, минералы, химические элементы, которые помогают при различных заболеваниях. И врачебное искусство основано с одной стороны на знании человеческого организма, Богом сотворенного, с другой – на знании целительных свойств лекарств, тоже Богом созданных. Поэтому обращаться к медикам и пить назначенные ими препараты вполне естественно. Просто ошибочно уповать только на таблетки, докторов, и забывать о Том, Кто это все сотворил. Мне запомнился разговор с одним саратовским врачом, заведующим отделением детской реанимации в старом перинатальном центре. Он рассказывал, что никак не мог понять, почему один ребенок, которому врачи объективно никак помочь не могут, выживает, а другой, в отношении которого медики уверены, что смогут сохранить ему жизнь, погибает. Это наблюдение привело к мысли, что не его усилия являются определяющим фактором в вопросе жизни и смерти пациента, а воля Божья. Но это, безусловно, не значит, что не надо прилагать усилий.

– У моей подруги несколько лет назад заболел ребенок. Заболевание очень опасное, протекало тяжело, и был момент, когда врачи ей посоветовали: окрестите ребенка. Она восприняла эти слова так, что они умывают руки, и не согласилась с таким отношением. Купила лекарства, которое врачи не хотели пациенту давать, считая его устаревшим, неэффективным и заставила медиков применить эту терапию. К их большому удивлению ребенок пошел на поправку. Она считает, что раз он не был крещен, помог не Бог, а ее настойчивость.

– Трудно сказать, какими мотивами руководствовались врачи. Бывает, конечно, что мы делегируем свои полномочия Богу и отступаем там, где должны бы бороться. Но возможно, что они указывали на крещение, потому что есть давняя христианская традиция крестить ребенка, когда имеется риск смерти, или малыш часто болеет. Тогда появляется возможность молиться за болящего в Церкви, подавать за него записки. Среди врачей есть верующие люди, знающие об этой традиции. Очень жаль, что мама считает – помог не Бог. Видимо, она не понимает, почему нас порой осеняет та или иная мысль, почему мы принимаем те или иные решения. Все, что человек имеет – мысли, чувства, способности, тело – все от Бога. Поэтому, когда человек говорит, что совершил что-то без участия Бога, он заблуждается.

– То есть, даже если человек не крещен, это не значит, что Богу он не интересен и Господь безучастен к его судьбе?

– Конечно, нет. Господь имеет попечение о каждом человеке. Нельзя сказать, что для Бога есть люди первого сорта – это крещеные, и люди второго сорта – не крещеные. Господь всех одинаково любит, просто крещение делает человека ближе к Богу, помогает ему Его узнать лучше, но не ставит автоматически в разряд любимчиков. Другое дело, что мы сами в разной степени даем Богу возможность эту любовь в отношении себя реализовать. Один человек всю жизнь ожесточенно сопротивляется, другой живет так, словно Бога нет, а третий принимает это попечение со смирением и благодарностью.

– Еще вопрос от читателей: как относиться к психотерапевтам, психологам, кодированию от алкоголя и курения?

– Если речь идет о гипнозе, экстрасенсорных возможностях, оккультных методах, конечно, прибегать к этому не надо. Помимо того, что это грех, еще и происходит вторжение в область, которая должна быть только местом встречи с Богом. А человек, приходящий к психотерапевту, фактически заявляет: делайте с моей душой, что хотите. Между тем определяющим фактором в жизни должна быть свобода, и отдавать ее никому другому мы не должны. Никому, кроме Бога, естественно. Как часто бывает, что после кодирования пьющий человек превращается в зомби. Пить перестает, но в душе пустота. И нет никакой радости от такой жизни. Сам мучается и окружающие страдают. Либо закодированный становится настолько злым, агрессивным, что все домашние от него плачут. И жена в отчаянии восклицает: лучше бы пил! Такие вторжения в душу извне никогда не проходят без последствий. Только Господь может в нашей душе действовать для нашего блага. Но надо Его об этом попросить. И даже тогда Он будет действовать деликатно, смиренно, не ломая, а осторожно направляя, трудясь вместе с нами.

Беседовала Оксана Лаврова
Газета «Саратовская панорама» №9 (886)