Напрасные слова...

Печать

Written by Светлана Гончарова

SandClockПочти всегда человека настигает прошлое, чаще всего некстати, не вовремя. Вот он живет — белый и пушистый, красивый, без возраста, ухоженный, счастливый, жена умница-красавица, детки, чудесный дом, открытый для многочисленных друзей. В окружении — только любимые и любящие, только красота, изящество и благородство.

И тут является вдруг ни с того ни с сего — издалека, почти из небытия, больное, пережитое и почти забытое. "Сначала-то у нас ведь все было хорошо, да?" Душа не отзывается на эту заигрывающую улыбку чужой женщины.. Если вспомнить, как было сначала, следом опять вернется это мучительное и больное. " А вот у тебя какая дочка. А?"  Опять боль — увозили крошечное существо, увозили далеко, за океан, просили не беспокоить и не беспокоиться, потому что там будет другая жизнь, без тебя. Теперь входит в студию крупная, полноватая девушка, совсем чужая, незнакомая, говорящая на чужом языке.  Поет, ломаясь: хэпи без ... Чужая и, как выясняется, слишком несостоявшаяся для своих 25 лет в стране великолепных и равных для всех возможностей. Что это, зачем? Почему? И всем неловко. И жалко девочку, одинокую, всем чужую...

А еще несколько минут спустя появляется отец — тоже из далекого, больного — когда-то он ушел к другой женщине, оставив мать. А вот и та, другая женщина, ради которой... Входит и по-хозяйски устраивается рядом с отцом. А что — и тут уже скоро будет серебряная свадьба. А вот и сынок их, сам по себе, ни в мать, ни в отца, цыганистый на вид. Поет тоже, кстати. Братец.

Душа содрогается при одном  только предположении, что вся эта родня соберется за одним столом в их прекрасном, да, гостеприимном доме, но не для всех же подряд...

Наконец в этой тягостной ретроспективе кто-то все же произносит: "Спойте..." 

И он запевает. Серебристый и нежный его голос и меня отсылает на двадцать лет назад, когда я сидела где-то очень близко от сцены на одном из его весенних балов и ловила каждый звук, каждое движение. "Корнет Оболенский, налейте вина!", "Придумайте сюжет — о нежности и лете, где смятая трава и запах васильков!" "Напрасные слова — виньетка ложной сути..."  "А наша жизнь стоит на паперти, и просит о любви с протянутой рукой..."

А потом ехала, немного ненормальная от пережитых эмоций, в метро, в электричке, перебирая в руках открытки, которые купила в фойе после концерта. Как я любила все его песни и романсы!

Я и сейчас, спустя много лет, посреди мусорки этой,  пылесборника под названием "Пусть говорят", услышав этот ничуть не потерявший голос, поняла, что люблю по-прежнему, хочу слышать, потому и включила передачу. И как хотелось прогнать всех этих теток-дядек: да подите вы все прочь! И пусть бы он опять пел. Как двадцать лет назад. Когда мы были молоды и влюблены, и каждое слово падало в душу, кружило голову: "У вашего крыльца не вздрогнет колокольчик, не спутает следов мой торопливый шаг..."

Певцам надо давать петь побольше в телевизоре, а не собирать для обличения их прошлых ошибок всю родню, от Урала до Америки.

Светлана Гончарова