1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Записки молодого священника. Первые службы

Печать

Written by Священник Антоний Скрынников

Меня рукоположили недавно – год назад. За это время моя жизнь очень переменилась и в духовном и даже просто в бытовом плане. Это не значит, что я стал жить лучше, моя зарплата журналиста была в 2-3 раза больше, чем сейчас. Это говорит о том, что став священником я не имею права жить как раньше. Английский писатель Честертон верно заметил: «Самым сильным доводом против христианства, являются сами христиане». Но гораздо сильнее эти слова относятся к духовенству. В заметках под этим грифом, я буду делиться своими мыслями о своем духовном пути. Это будут, прежде всего, мои переживания и размышления, которые не будут носить информационного характера.

БогослужениеПервые службы - это всегда страшно. Ты стоишь у престола смотришь в служебник и пытаешься разобраться, что же там написано. Ты не знаешь никаких возгласов, читаешь молитвы с ошибками, заходишь не в те двери, выходишь кадить с потухшим углем.

Я был дьяконом совсем недолго – 1 неделю. Это и хорошо, и плохо. Хорошо, потому что у меня нет музыкальных данных и честно говоря, диаконское служение меня никогда не привлекало. Плохо потому, что у меня нет и уже не будет диаконского опыта служения. А значит, мне пришлось гораздо труднее. Ведь дьякон не служит сам, рядом всегда священник, у которого можно спросить порядок службы. А став священником, мне какое-то время пришлось служить одному.

Первую самостоятельную службу я не забуду никогда. Наверное, гораздо легче, когда рукополагают кандидата с клироса. Он знает службу, ее порядок, особенности. А будучи иподиаконом много лет, я знал досконально, когда нужно подать трикирии, вынести жезл, забрать мантию, подать кадило. Но эти знания для меня оказались практически бесполезны. Так случилось, что сразу после рукоположения в священники я, отслужив одну единственную службу вместе с настоятелем, был вынужден подменить заболевшего священника. Мне, отслужившему всего 1 литургию и то не самостоятельно, нужно было отслужить всенощную и литургию. Это был просто кошмар. Я позвонил своему другу по семинарии и превратил свой служебник в тетрадь первоклассника. На каждой странице на полях, между строчек и где только было свободное место, не занятое издательским отделом, были расписаны мои подробные действия. Воздушный безмасляный портативный компрессор. Мне пришлось буквально пошагово расписать ход службы. Но все равно, прокола избежать не удалось. Выйдя на полиелей, я с ужасом вспомнил, что забыл заложить Евангелие. Хотя слово забыл, наверное, не совсем удачно, учитывая, что это первая служба. На размышление было несколько секунд. Идти в алтарь смотреть календарь и пытаться заложить Евангелие в первый раз, потратив много времени и затянув богослужение? Или открыть Евангелие наугад и прочитать первый попавшийся отрывок? Я выбрал последнее.

Литургия прошла более чинно, хотя и гораздо дольше. Потом была проповедь. И хоть на службе было не больше 15 человек, волнение было колоссальное. Гораздо большее, чем во время моих университетских лекций перед аудиторией в 200 и 300 человек. Беседуя со студентами, ты привыкаешь к вольному стилю беседы, передвигаешься по аудитории, имеешь возможность облокотиться на кафедру. А здесь ты вынужден стоять на одном месте и говорить не просто теорию, а слова, которые должны быть подкреплены церковной, духовной практикой.

А потом было страшное искушение. Действительно ли я отслужил литургию, все ли правильно я сделал? Пресуществились ли просфора и вино в Тело и Кровь Христа?
Продолжение следует

Священник Антоний Скрынников