1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Записки молодого священника. Требы

Печать

Written by Священник Антоний Скрынников

Меня рукоположили недавно – год назад. За это время моя жизнь очень переменилась и в духовном и даже просто в бытовом плане. Это не значит, что я стал жить лучше, моя зарплата журналиста была в 2-3 раза больше, чем сейчас. Это говорит о том, что став священником, я не имею права жить как раньше. Английский писатель Честертон верно заметил: «Самым сильным доводом против христианства, являются сами христиане». Но гораздо сильнее эти слова относятся к духовенству.

В заметках под этим грифом, я буду делиться своими мыслями о своем духовном пути. Это будут, прежде всего, мои переживания и размышления, которые не будут носить информационного характера.

ТребыЗарплаты у священников, как правило, очень сильно разнятся. И здесь на величину оклада влияет сразу несколько пунктов. Во-первых, епархия. Понятно, что зарплата клирика в Санкт-Петербурге будет на порядок выше, чем зарплата в Майкопе. Во-вторых, играет роль статус священника, хотя, наверное, не очень удачное слово. В смысле является ли он настоятелем или вторым, третьим (иногда и 20) священником в многоштатном приходе. Если он настоятель, то получает ту зарплату, которую себе назначит. Штатному же приходится довольствоваться тем, что дадут. В-третьих, важен вопрос треб, то есть различных мелких богослужений в виде освящений домов, квартир, молебнов, соборования и т.д. В каких-то приходах фиксированная оплата (что неправильно), или любое пожертвование идет через свечную лавку, и деньги уходят в общую кассу. В других приходах, требные пожертвования остаются священнику.

Если брать лично меня, то я, ни в коем случае не жалуясь, скажу, что получал больше, работая журналистом.

Став священником, я получил один ценный совет от другого собрата, касающийся совершения треб. Те деньги, которые мы получаем за освящение квартир и другие требы неоправданно большие. Поэтому любое пожертвование (за последнее освящение квартиры бабушка дала 100 рублей, и это совершенно нормально), за совершение требы, я воспринимаю, как обязанность молиться за этих людей, поминать их на литургии.

В последнее время я ввел для себя новую практику, согласно которой ни одна треба не должна стать просто требой, или просто заработком денег. Поэтому совершая крещение, освящение и другие требы я делаю две обязательные вещи: говорю проповедь и предлагаю людям пригласить меня в свободное время на чашечку чая. Особенно хорошо это предложение встречают после крещения детей. Родители приглашают в гости, готовят вопросы, и таким образом удается провести хороший миссионерский вечер.

Наиболее «тяжелые деньги» - это деньги за отпевания. Порою их просто не хочется брать. Ведь ты не можешь придти, просто помахать кадилом, вычитать положенные молитвы и уйти. Ты должен что-то сказать матери, жене, мужу и другим родственникам, стоящим у гроба. И сделать это бывает очень сложно. Не хочется говорить банальностей или сложных предложений с цитатами из святых отцов. Тут другая ситуация, когда нужно сказать просто и от чистого сердца, показать свое искреннее соучастие. Я никогда не считал, что слезы священника на любом Богослужении являются чем-то плохим или слабостью. Скорее наоборот, если мы способны прочувствовать так глубоко горе незнакомых нам людей, то наше сердце еще живо, и мы не превратились еще в требоисполнителей.

С другой стороны, отпевание, наверное, самая полезная треба для души священника. Видение смерти разных людей, разного пола и возраста, не может не дать пищу для размышлений: а ведь когда-то на его месте буду я, матушка, родители. С чем придем мы к Богу, и что представим ему на суд? Особенно духовно тронуло меня последнее отпевание мужчины, когда к нему, простите за грубую подробность - смердящему трупу, подходит супруга, целует его в губы и говорит простые и правильные слова: «Спи спокойно, мой любимый, мы скоро снова увидимся с тобой и будем вместе». Дай Бог такой веры каждому батюшке!

Продолжение следует
Священник Антоний Скрынников