1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Крыши

Печать

Written by Священник Димитрий Шишкин

КрышиВсем известно, что мальчишки любят лазить по крышам или деревьям. Но почему… что именно в их головах есть такого, что заставляет их карабкаться вверх? Ну, пойди взрослого мужика заставь залезть на дерево или крышу… Полезет, кряхтя и не довольствуя, если уж очень нужно вишню собрать или заменить лист шифера, но вот так – по собственному вдохновенному почину и - ни за чем… Просто так! Ну, кому взбредёт такое в голову? А ведь лазили в детстве почти все и что-то ведь мы не то, чтобы там, а, собственно, в этом находили. Находили, и мне лично жаль, что потерял снова. Нет, я не призываю мужиков лазить по крышам, но в самом стремлении оторваться от земли, от её бытовой, повседневной реальности, что-то ведь, честное слово, есть.

Вот и у меня в детстве было какое-то особенное отношение к крышам. Нынешним детям, живущим в однотипных многоэтажных коробках, думаю, трудно будет его понять. Не потому, что они какие-то обмельчавшие, а мы были титанами духа – нет. Дело лишь в том, что я жил в старом районе города, где узкие улочки и пыльные переулки переплетались так тесно, что крыши домов действительно лепились друг к другу и составляли особый, непознанный и единый мир, где на каждом шагу ожидают маленького человека большие открытия. На каждом шагу в буквальном смысле этого слова потому, что шаги эти - с крыши на крышу, от соседа к соседу, день за днём, квартал за кварталом, - открывали последовательно всё новые дворы, закоулки, скверики и закутки, влекущие в какую-то иную, позабытую и полную загадок жизнь.

Я уже не говорю о чердаках – этих воплощениях тайны. Всегда казалось, что самое загадочное, ценное должно храниться именно там. Но, на самом деле, в тех коммунальных дворах, где я жил изнутри домов не было выходов на чердаки и потому в них ничего не хранили. Но чувство таинственного оставалось жить уже само по себе, независимо от реальности: в пыльных косых столбах солнечного света, в запахе старины и осторожном скрипе просмоленных балок, в неизъяснимой печали свисающей фестонами паутины...

Разгадать эту жизнь было никак невозможно – она звала, томила тайной, иногда приоткрывала свои секреты, но, в конце концов, опять и всегда оставалось неразрешимой, манящей загадкой…

И всё-таки это не главное.

Понимаете, - я отчётливо помню своё чувство, что по крышам можно куда-то уйти, добраться и именно туда, куда иначе добраться никак нельзя. Но нужно! Вот это было действительно важно. Это было очень иррациональное, но ясное и сильное чувство. Уйти туда, куда обязательно должен уйти человек, во что бы то ни стало… уйти пусть даже по крышам, но обязательно и так, чтобы потом вернуться, и всё рассказать…

Священник Димитрий Шишкин