1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Волшебная иголка

Печать

Written by Елена Сапаева

Знакомство с «мамой Мариной» началось для нас обеих с неожиданного совпадения. Я совершенно случайно назначила ей встречу для интервью практически во дворике ее детства — в большом тенистом сквере у Пензенского архиерейского дома, где высится теперь деревянная церковка в честь Благовещения Пресвятой Богородицы и идет строительство нового Спасского собора.

— Вот здесь я и выросла, рядом с могилами архиереев,— моя себеседница машет рукой куда-то в сторону старинных зданий. Кажется, наш разговор сейчас пойдет соответственно обстановке, о вере, но он — совсем о другом. Четыре года, вместе с мужем Игорем, Марина вырывает из лап болезни единственную дочь Настю. Веселую смышленую девчушку, которую я увидела как-то на обложке благотворительного буклета. И — сразу же «влюбилась», притом что не очень люблю детей, а утренники для сирот и восклицания «Бедная малышка!» не могу стерпеть категорически. Но здесь было иное. Обаяние ребенка, рожденного в любви — естественное и необъяснимое. Что-то, чего ни на детских, ни на взрослых лицах сегодня почти не встретишь.

Настя

— А, это наша «фотомодель», — посмеивалась знакомая. — Да, кстати, полная семья, из наших подопечных, по-моему, единственная. Не помню, что у них там, какое-то ущелье… Надежда на лечение в Саратове…

Настя родилась семимесячной, и врачи еле вытащили ее с того света. Из-за преждевременных родов и спорных медицинских решений у нее произошло кровоизлияние в мозг. Асфиксия, внутриутробная пневмония… Многие «побочные» диагнозы получилось преодолеть, но ни в год, ни в два Настя не пошла. И не заговорила.

От банальности этого сюжета становится страшно, я встречалась с ним в жизни десятки раз. Как человек, живущий за пределом своих сил, Марина машинально воспроизводит по памяти названия, даты, факты — но они мне совершенно не нужны. Посвящает меня в основы иглоукалывания… да нет такой волшебной иголки, чтобы ребенок с подобным заболеванием вдруг встал и начал ходить… Неожиданно для себя пересказываю ей историю праведного Иова. Слушает с состраданием, но без особой заинтересованности. Обиды на Бога у нее нет.

А ведь могла быть если не обида, то отчаяние. Когда, после многих мытарств по врачам, наша героиня впервые привезла Настю на обследование в Саратов (там девочке обещали помочь посредством микротоковой рефлексотерапии) реальность была такова: две сумки, неходячий ребенок на руках, полное отсутствие помощи и знакомых. Снег с улиц Саратова в ту зиму не вывозили, и передвигаться по ним беспрепятственно можно было разве что на «Буране». А приходилось — пешком. Предприимчивый риэлтор взял за двухнедельный съем жилья четыре тысячи — в дополнение к оплате, только за свои услуги. Пришлось отдать ему то, что можно было бы потратить на такси. Как говорит Марина, ей было уже все равно.

— Я пережила с Настей все. Действительно, наверное, все, что может пережить в подобных случаях человек. Ездила на попутках в другие города, залезала в долги, теряла чувство времени и пространства во время мучительных для ребенка процедур. Порой я думала, что умру. Мне все говорили, что от меня уйдет муж, однако мы выжили. Но мне очень резко пришлось многое менять в себе. Хотя у меня нет опыта воспитания здорового ребенка, мне кажется, это не только у меня так — потому что дети всему учат. Да и вообще у каждого есть то, что никто кроме него не сделает, и приходится ведь делать, правда?. .

Слушаю дальше, о том, как эта семья с минимальной помощью специалиста, за считанные месяцы освоила непростую методику войтотерапии и думаю: какой же бесхребетностью наполнены порой наши повседневные, «православные», кажущиеся «простительными» грехи. Особенно вот этот: «катастрофически и непреодолимо не могу вычитывать утреннее и вечернее правило…»

…Волочась по снегу мимо парка Липки (близ которого она и сняла ту, первую попавшуюся, квартиру) Марина поглядывала, будто бы совсем со стороны, на небольшой, аккуратный белый храм. «Просила» мысленно за Настю, за вкалывавшего за них троих на работе мужа Игоря. Приостанавливалась, но так и не зашла. Казалось, за дверями храма непременно сделают какой-нибудь выговор, а этого, в том своем состоянии, она перенести не могла... Еще один десятки раз слышанный, банальный и по-своему страшный сюжет. Страшный оттого, что задумываешься: а для чего тогда бывает в нашей жизни такое множество переплетений, совпадений, неужто это лишь плод больного ума? Вроде бы и призывал Господь человека скорбями, вроде бы и начал откликаться человек, но не дошел, не переступил тот порог, за которым многое открылось бы в его жизни. Неужто «зряшно» это все, безнадежно, бесследно? ..

— А потом,— вдруг прерывает мои мысли Марина, — потом я оказалась на Святой Земле…

Марина и Настя на Святой Земле

Это был всего один день — немыслимый, запредельный, подаренный Богом. О поездках за границу семья не смела и мечтать: в доме, где нет даже плохонького компьютера, а ремонт, как начат был к пополнению в семействе, так и замер на стадии ободранных от обоев стен, произносить слово «путешествие» как-то странно. Максимум, на что можно было рассчитывать летом,— путевка в профильный санаторий. Но один из обеспеченных знакомых, узнав о болезни Насти, без лишних слов приобрел для девочки и ее мамы путевки в Турцию, чтобы они могли просто отдохнуть. Уже готовясь к перелету, Марина вдруг достала карту и стала искать на ней Иерусалим.

— Я понимала, что попасть туда для меня практически нереально, но была настолько сильная тяга… Вместе с путевкой у меня оказалась некоторая сумма денег «на отдых», ее хватало впритык на однодневный перелет в Израиль и обратно. И, приземлившись в Турции, я взяла в охапку Настю и полетела туда. Хотя понимаю, что после этого вы обо мне подумаете…

Не подумаем. Не за «святыньками», не вымаливать или «замаливать» что-то, не за красотами архитектуры отправилась в Иерусалим эта уставшая душа. Просто сплелась ниточка судьбы, и ей, вопреки многим обстоятельствам, суждено было там быть. И первым в жизни храмом, в который осознанно вошла Марина, в котором испытала она известное как «действие благодати» чувство необыкновенного возбуждения и в то же время мира, счастья, стал храм Гроба Господня. А почему — Бог весть. Быть может, потому, что в этом особенно ярко, ради прославления Господа, воплотились слова: Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы (Мф. 11, 28).

Она действительно была счастлива. Несмотря на то, что с трехлетней Настей на руках приходилось буквально бежать за экскурсией, на риск потеряться в извилистых улочках, на нестерпимую жару, на то, что зачастую не слышала экскурсовода… Остановившись у Камня Помазания, не задумываясь, посадила на него дочку, чтобы немного отдохнуть. И почему-то защелкали вокруг вспышки фотоаппаратов, заслышались иностранные междометия. Но никто никуда не гнал.

Камень помазания

— Настя никак не хотела уходить, гладила этот камень, ползала по нему… А ведь она об этом не знала и не понимала ничего. Когда это все видишь: вот здесь Христа распяли, здесь Его положили, это отличается от того, что ты себе представлял. И такая мысль возникает, от которой никак уже потом отделаться не можешь: хоть бы сюда еще вернуться…

Она рассказывает мне про Вифлеем, улочки Старого Города, Мертвое море на месте городов греха — все, что успела вместить в себя в те краткие и бесконечные сутки. А я вспоминаю сказку про принцессу, уколовшуюся волшебной иголкой. Только по сути здесь все наоборот: вместо сна в ожидании любви происходит касание этой любви и пробуждение в явь. И жизнь действительно претерпевает изменения, хотя остается в прокрустовом ложе тех же стен, бед и обстоятельств. Впрочем, для Насти и ее семьи обстоятельства тоже изменились.

Первые шаги

Вначале, уже осенью, малышке «улыбнулся» детский сад. Коррекционный, почти рядом с домом. Невольно улыбаюсь и я: устройство этого дошкольного учреждения мы с мужем помним наизусть. Там, на принесенных в воспитательскую маленьких стульчиках, проходили порой негласные собрания Православного молодежного общества и проводились детские праздники и беседы о Христовой вере еще до появления в лексиконе слова «ОПК». А значит, Настя, вероятно, услышит и о Рождестве, и о Спасителе, и о Его Воскресении, только вот вспомнит ли что-то из собственной жизни… Но главное — девочке стало помогать лечение. После очередных курсов микротоковой рефлексотерапии в Саратове она начала складывать короткие фразы, потом предложения, а после летней «сессии» у мануального терапевта стала вставать на стопу, и… держась за коляску, пошла. Словно Господь действительно наполнил маленькие иголочки электропунктуры подвластной Ему одному исцеляющей силой. Не последнюю роль сыграла и помощь православных людей. Саратовский священник отец Михаил, узнав от знакомых эту историю, потеснился вместе с семьей в своей съемной «двушке», почти на месяц избавив Марину и Настю от забот о жилье. А сбор средств на оплату лечения организовала им в родном городе другая священническая семья, отец Алексий и матушка Анна. Хотя проблемы, безусловно, остаются — и осенью, на новый обязательный курс, Настя может не попасть. Зарплата главы семьи, Игоря, составляет десять тысяч, и подрабатывать он значительное время не мог, получив сложный осколочный перелом ноги. Как говорится, беда не приходит одна. Хотя нет, это уже не беда. Просто испытание…

— Я перестала метаться, поняла, что мы вышли на какой-то путь,— говорит Марина. — И мы так или иначе его пройдем.

Я не стала спрашивать о том, как часто она посещает храм, пыталась ли исповедоваться, причащаться. Есть вещи, которые естественно ответить священнику, но неловко, когда о них «для статьи» допытывается журналист. Очевидно лишь то, что Господь не оставит человека, идущего к Нему по острым камням обстоятельств. А значит, если что-то не сложилось, не осозналось еще в полной мере — Промыслом Своим научит. Лишь бы и мы, христиане, по определению ближние друг другу, не оставались в стороне… И мне вдруг становится радостно от маленькой, нежданно вспомнившейся детали — это интервью состоялось не сразу:

— В субботу утром? А нельзя ли перенести? Мы собирались всей семьей сходить в церковь…

Елена Сапаева

P.S. Если у кого-то возникло желание помочь Марине и Насте, пишите нам на адрес редакции: Данный адрес e-mail защищен от спам-ботов, Вам необходимо включить Javascript для его просмотра. . В особенности нужна помощь с проживанием, транспортом на время поездки в октябре.