1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Христина – та, кто Христова

Печать

Written by Игумен Флавиан (Матвеев)

Вспомнилось событие, произошедшее несколько лет назад у нас в Екатеринбурге. С обычным для нашего времени началом…

 

СвечаУ молодой распутной женщины, чуть за двадцать, родилась дочка. Врачи сказали, что девочка больна, и мать – ветер в голове – написала отказную, оставив дочь на попечение государства.

 

Узнав о том, что натворила внучка, её бабушка, престарелая и больная сердцем женщина, стала хлопотать перед органами опеки о назначении её опекуншей младеницы-правнучки, всячески доказывая, что может воспитывать её как следует. Но в органах опеки ей отказали, потому что возраст уже велик и прабабушка – инвалид второй группы по своим сердечным болезням. Прабабушка, не теряя времени, пригласила в больницу священника, который крестил девочку. Назвали правнучку Христиной. Бабушка рассказала о своей боли сердечной в своём приходе Трёх Святителей. Как-то вместе стали думать, как помочь в беде. Так прошло четыре месяца.

 

Прабабушка от переживаний слегла с очередным сердечным приступом в больницу и слегла надолго, на строгий постельный режим. А Христина тем временем заболела пневмонией и как-то очень быстро умерла от этой, простой и излечимой в наше-то время, болезни.

 

Тут всё и началось. Настоятель прихода Трёх Святителей позвонил отцу Димитрию из нашего монастыря, который был настоятелем этого прихода перед ним, отец Димитрий рассказал об этом мне. Как-то поскорбел я духом, созвонились мы, и решили, что усопшую надо, конечно, похоронить по-нашему, по-церковному. С отпеванием. Разделили обязанности. Я поехал за гробом, да на кладбище. Договорились об отпевании в храме дома престарелых. Он рядом с больницей, во имя Владимирской иконы Божией Матери. Весь день маленький сырой гробик размером чуть больше локтя, обитый розовой тканью, стоял у меня в тёплой келье, пах свежей сосной и просыхал. Приходившие недоумевали, а я рассказывал им о произошедшей беде, скорбя душой и поясняя, что кроме нас, младеницу Христину хоронить некому. Прабабушка недвижимо в больнице, а матери всё равно.

 

На следующий день я с гробиком приехал в морг, а затем и в храм. Подъехал настоятель храма Трёх Святителей, приехал наш отец Димитрий. Пришёл и настоятель храма Владимирской иконы Божией Матери отец Андрей. Пришли и знакомые плачущей на больничной койке прабабушки. Совершили отпевание, отвезли гробик на кладбище и предали его земле. Были немногословны. Да и чего тут говорить?

 

И чего тут писать. Но бывает же так в жизни. Маленький человек, никому, кроме больной прабабушки, толком не нужный на этой земле, оказывается нужным после смерти. И на погребение которого приходит целых четыре священника. Совершенно незнакомые женщины – мирянки. Целая, понимаешь, процессия. Хором пели «Святый Боже». Где мы все были, когда ты, Христина, новорождённая христианка, так нуждалась в нас?

 

Я иногда рассказываю об этом случае. В последнее время – не часто, как-то стало забываться. Подумал, что надо записать для памяти. Потому, что когда вспоминаю те похороны, всегда дрожу внутри от скорби, вздыхаю и молюсь, чтобы успеть возлюбить ближнего своего.

Пока здесь он. Пока дышит.

 

Игумен Флавиан (Матвеев)