1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

«Нас согревала радость…»

Печать

Written by Священник Димитрий Васильев, Оксана Федотова

«На самом деле было грустно…»

Почему я отказался ехать к Поясу Пресвятой Богородицы

Говоря откровенно, ответа на этот вопрос я и сам не знаю. Может быть, мне стало вдруг нестерпимо лень стоять всю ночь в темноте на морозе для того, чтобы с утра (или к обеду?) просунуть куда-то руку в числе тех сорока пяти богомольцев, что проходят за минуту перед ковчегом со святыней. «Ну и пусть! – воодушевленно сказала мне одна паломница. – В очереди помолюсь, а не перед Поясом!» Да, но я не хочу в очереди. «Чего-нибудь куплю  наверняка!» – вторила другая. Конечно, но у меня и дома есть все, что мне нужно. «Скачай мне акафист Поясу Богородицы!» – попросил друг. «У меня только канон платку и опояске апостола Павла есть», – отшутился я. И не поехал…

Тихое чудо

Однажды я тоже молился у святыни, которая приезжала в гости в мой город. Мы с другом, как и все добропорядочные, но не совсем законопослушные семинаристы, вместо того чтобы в свободное личное время писать в библиотеке какой-нибудь реферат, гуляли по городу. Наш путь проходил мимо Сенного рынка, где продавались бюджетные ботинки и вполне себе неплохое по студенческим меркам мороженое, вдоль трамвайных путей мимо храма преподобного Серафима… «А ведь туда сегодня икону с мощами должны были привезти! Айда заглянем?»

Зашли. В четвертом часу дня посетителей в церкви всегда негусто, и возле огромного образа с частичкой мощей преподобного стояло полукругом всего человек пять. Я никогда раньше не видел таких больших икон, образ батюшки Серафима был прост и привычен, но одновременно внушал какое-то странное благоговение. Не помню уже, о чем я тогда молился. Помню свет желто-оранжевого осеннего солнца, бивший слева в окно, щербатый кафельный пол, саму икону со звездочкою мощевика в углу… Приложились, постояли еще немного и вышли с каким-то сожалением о том, что больше такого тихого и простого чуда уже никогда для нас не повторится…

Вечером по городу были расклеены объявления, радио и телевизор (Интернет еще не вошел в массы) оповестили горожан о том, что только три дня и только в нашем городе, только для «настоящих православных»…

Исправили «оплошность»

К обеду следующего дня очередь к Серафимовскому храму три раза огибала квартал и даже кое-где пересекала саму себя. Мы все-таки еще раз увидели икону преподобного – в толпе, напиравшей со всех сторон на алтарь, мы несли почетную службу живых щитов. Ее было не видно за цветами и головами паломников, наперебой прикладывавших к стеклу ламинированные и текстолитовые иконки, четки, свечи (это-то зачем?)… День был не в пример пасмурный, и солнце уже не било по-вчерашнему в потухшие стекла храма, за которыми по лужам куда-то торопились автомобили и гремели колесами трамваи.

С тех пор в нашем городе было еще много приезжих святынь. Но теперь уже никто не допускал таких досадных оплошностей – рекламу о событии всегда давали загодя, и толпы верующих еще на вокзале осаждали ковчежцы с мощами, носилки с иконами, частицы Господних риз и много чего еще. Паломники занимали очередь с ночи, чтобы к обеду лишь вскользь прикоснуться губами к зацелованному окладу и, если повезет, приложить к стеклу ламинированную иконку. Хотя с последним проблем не возникало – у святынь дежурили специально обученные люди, всегда готовые прийти на помощь зазевавшемуся богомольцу.

Впрочем, если каким-то чудом святыня оставалась в городе на ПМЖ, про нее со временем благополучно забывали (иногда даже на следующий день), и ничто уже не мешало спокойно, как в тот самый первый раз, прийти, поклониться мощам или иконе, но, как обычно, всегда находились дела поважнее. В конце концов, утешали мы себя, Тело и Кровь Христовы «всяко святее», зачем еще куда-то тащиться через полгорода…

* * *

Примерно такими же аргументами утешался я и в этот раз, когда решил, что к Поясу Богородицы все-таки не поеду. Утешать утешался, но на самом деле было очень грустно. Как будто какой-то праздник проходил мимо меня, а я опять был живым щитом и оставался ему совершенно не причастен. Наверное, это просто осень…  Да, скорее всего. В конце концов, кому-то же нужно было служить с утра Литургию в родном храме.

Священник Димитрий Васильев

«Нас согревала радость…»

Возвращаясь из Самары замерзшие и уставшие, мы все-таки были счастливы.

Я знаю, почему поехала к Поясу Пресвятой Богородицы, ответить на этот вопрос очень просто. Мысль о том, что вдруг, буквально из ниоткуда, стараниями каких-то людей у меня появилась реальная возможность прикоснуться к вещи, которую при жизни носила Сама Богородица, которой наверняка касался Спаситель, когда был маленький, настолько меня поразила, была такой фантастически прекрасной, что любые тяготы поездки и стояния в очереди на ее фоне показались смешными и легко переносимыми.

«Нам бы ночь простоять…»

Молебен в храме «Утоли моя печали» перед началом поездки, акафист Богородице уже непосредственно в дороге и… девять часов езды на рейсовом автобусе пролетели как-то совершенно незаметно. Прибыв в Самару примерно к часу ночи, мы не сразу нашли конец очереди и уж тем более не видели ее начала. Несмотря на небольшой мороз, мерзнуть мы начали довольно быстро, а когда какая-то паломница с радостной улыбкой подошла и рассказала, что ей после пятнадцати часов стояния наконец-то удалось достичь цели и поклониться святыне, рты наши открылись настолько, что мы даже не смогли адекватно воспринять эту информацию. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы кто-то не рассказал нам, что организованные группы паломников из других городов пускают с черного входа, точнее, выхода из Покровского храма. Там очередь оказалась гораздо более короткой и приемлемой для ночного ноябрьского бдения, а молитвы, которые мы постоянно пели вслух, делали холод не то чтобы неощущаемым, но переносимым.

Но главное, что и согревало, и удивляло, это та внутренняя радость, которая поселилась в сердце совершенно, казалось бы, беспричинно. Это очень чудно: ты мерзнешь, пальцы ног почти отваливаются, со спины тебя постоянно подпирает людская толпа, норовя придавить. Кто-то хочет непременно пролезть вперед тебя, что-то разгневанно кричит полицейский, грозя прекратить пускать «вообще всех, если вы сейчас отсюда не отойдете». А ты стоишь, как зачарованный, и улыбаешься, и нет в душе ни злобы, ни раздражения, ни желания бороться за свои попираемые – о, ужас! – паломнические права.

Казалось, что и окружавшие меня люди чувствовали то же самое. Толпа немного волновалась по инерции, но в целом никто особо не суетился, не оскорблял друг друга. Все, за редким исключением, были подчеркнуто вежливы. Помню, как какой-то мужчина пронес мимо нас на руках бабушку, совсем старенькую и маленькую, как птичка…

О чем еще просить?

На этом фоне все развернутые в прессе и Интернете разговоры об овладевшем верующими «массовом психозе» выглядят чем-то чужеродным и не имеющим отношения к действительности. Тех, кто так считает, можно только пожалеть – они-то в очереди не стояли, радости от сердечного прикосновения к святыне не испытывали и могут судить о смысле происходящего лишь со стороны в меру своих порой довольно скромных аналитических способностей. Они уверены, что сотни тысяч их соотечественников настолько умственно отсталы и «зомбированы», что готовы двадцать часов стоять на морозе в надежде чудесным образом решить «какие-то свои проблемы», бытовые или со здоровьем. «Вот пойду, приложусь, и все мои болячки пройдут. А если не пройдут, то все это неправда», – примерно так, по их мнению, рассуждает среднестатистический гражданин Российской Федерации, готовясь простоять в шестикилометровой очереди.

Им, беднягам, довольно трудно понять, что рядом с той радостью, которую ощущаешь и от близости святыни, и  пусть небольшого, но все-таки подъятого подвига, все «проблемы» не только кажутся несущественными, но и просто забываются. О чем еще просить, чего ждать от Бога, когда Он по Своей милости дает тебе почувствовать реальность и близость Самого Себя и Своей любви? А в данном случае очень сильно ощущалось еще и присутствие Богородицы, как будто Она Сама стояла с нами и наполняла Собой все пространство. В моем опыте церковной жизни такую близость Матери Божией, не умозрительную, а вполне живую, я ощутила, пожалуй, впервые, причем возникло это ощущение не от «тактильного контакта» со святыней, а еще на улице, в очереди…

Когда прыгать не надо

nassogrradНо вот, наконец, мы оказались внутри. Ковчег с Поясом Пресвятой Богородицы был поставлен на арку высотой около двух метров, а люди, проходя под ним, старались прикоснуться  к  нему рукой, прикладывали по возможности иконки и крестики. Мне коснуться ковчега не удалось – не хватило роста, но, говоря откровенно, я и не пыталась особо тянуться, просто приложила руку к арке. «Надо было подпрыгнуть», – посоветовал кто-то полушутя. Однако прыгать рядом с ковчегом не хотелось, как не хотелось ни дергаться, ни вообще делать резких движений. Зачем? Все, что я могла «получить», я уже получила, а Божественная благодать действует помимо наших физических прикосновений.

Мы вышли из храма около шести утра, а в восемь наш автобус уже двинулся в обратный путь. Замерзшие, не спавшие практически всю ночь, мы, тем не менее, были счастливы. Не думаю, что кто-то из наших паломников пожалел об этой поездке, хотя последствия усталости пришлось преодолевать не одним днем. У кого-то от перепада температуры (в автобусе было очень жарко) разболелась голова, кто-то не справился с давлением. Но лица были умиротворенными. Я до сих пор вспоминаю то ни с чем не сравнимое ощущение, которое царило в душе, когда, переминаясь с ноги на ногу и уже не надеясь согреться, стояла в очереди к Самарскому кафедральному собору. А тряпичный поясок, освященный на ковчеге с Поясом Богородицы, хранится теперь дома рядом с Ее иконой. Навещая в больнице подругу, я отрезала от пояска небольшой кусочек и повязала ей на руку. Недавно она позвонила и сказала: «Знаешь, кажется, твоя ниточка мне помогла…».

Оксана Федотова
Фото Артема Коренюка


Справка

В Москве очередь к храму Христа Спасителя достигала 6 км, в ней одновременно стояли до 80 тыс. человек. Только в столице Поясу Богородицы поклонились около миллиона паломников.

***

Пояс Богородицы 20 октября был доставлен в Россию из афонского монастыря Ватопед Фондом Андрея Первозванного с благословения Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Святыню впервые за последние 200 лет вывезли за пределы Греции. Она побывала в 15 городах России. Поклониться ей смогли около 3 млн россиян.

28 ноября Пояс Богородицы из Москвы спецрейсом отбыл в Грецию.

Взгляд-Православие