1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Отец Илий

Печать

Written by Священник Димитрий Шишкин

optina-pustinСегодня день памяти 40 мучеников Севастийских. И именины отца Илия…

Знаете, так бывает – человек о тебе не помнит и не узнает при случае, но ты сам считаешь его дорогим, родным человеком. Не по разуму только, но по чувству глубокой духовной благодарности…

Было гибельное время, лет 20 назад, когда всё рушилось в жизни моей семьи, и сдержать этот крах было невозможно. Я убежал тогда в Оптину пустынь именно потому, что совершенно уже ничего не мог изменить и просто «бросился» в объятия Божии. И вот – впервые встретил отца Илия, который меня утешил и поддержал….

Я жил тогда несколько месяцев в Оптиной, трудился, молился, как мог, иногда подходил посоветоваться со старцем. И всегда меня удивляло, как просто он говорит о самых сокровенных, важных вещах… как бы между прочим. А позже я узнал, что вот так же просто, совершенно безпафосно старец говорит слова и прямо пророческие.

Был тогда с ним рядом удивительный человек, иеродьякон, отец Феофил. Он буквально опекал батюшку, как нянька. И вот отец Феофил этот задумал отправить моим родителям посылку… То есть как задумал… Родители тогда ещё были не крещены и вот я купил им какую-то копеечную книжку в Оптинской лавке, пару крестиков и попросил отца Феофила, чтобы он отправил бандерольку, на которую у меня денег уже не было. А отец Феофил, я знал, в таких делах никогда не отказывал.

И точно, он отнёсся к моей просьбе со вниманием и сказал: «Хорошо, я только зайду с батюшкой посоветуюсь…» - и исчез в алтаре.

О продолжении этой истории я узнал через пару месяцев, когда вернулся домой. Оказалось, из Оптиной моим родителям пришла не бандеролька, а объёмистая посылка, в которой кроме прочего были… венчальные иконы, свечи и рушник.

Через месяц я познакомился со своей будущей супругой, а ещё через пять месяцев мы обвенчались… И вот уже почти девятнадцать лет в нашем красном углу стоят те самые – Оптинские, венчальные иконы.

Но главное… отец Илий молился тогда, я это знаю, о нашей семье, о её спасении. И вот – окрестились мои родители, брат, жизнь как-то наладилась, а я ещё непостижимыми путями стал священником и опять же не без участия отца Илия.

О священстве я и не помышлял тогда. Но зимой 2002 года материальное положение нашей семьи стало трудным, и я поехал по приглашению знакомого в Москву на заработки. Между тем начались новогодние праздники и вот, в самом начале января я совершенно спонтанно, что называется «по наитию» сел на автобус и поехал в Оптину, где не был десять лет.

Приехал вечером, устроился в гостинице, а утром в храме попал на исповедь к отцу Илию. И вот он мне как бы между делом говорит: «Езжай-ка ты домой… Придешь к своему архиерею правящему и скажешь: Хочу послужить Богу… Будешь дьяконом… Рукоположишься…

Вот так – просто. И я сделал точно так, как сказал отец Илий.

Через пять месяцев меня рукоположили в дьяконский сан, а ещё через полтора года – в священнический…

Отец Дмитрий Алешковский, близко знающий батюшку, рассказывал, что когда его постригали в монашество - митрополит Никодим (Ротов) был очень занят и потому постриг происходил ночью. И вот отец Илий видит, что в храм входят какие-то мужчины в странных древних одеждах. Много - человек сорок… Постояли благоговейно и ушли. Но двое остались до конца службы. И отец Илий понял потом, что это были два его небесных покровителя. Двое из сорока мучеников Севастийских: Илиан и Илий. С именем Илиан батюшку постригли в монашество, а с именем Илий – в великую схиму.

Ещё отец Дмитрий рассказывал, как Оптинский игумен Феодор (Трутнев) «испытывал» отца Илия. Дело это сокровенное, монашеское, для мирян странное и непонятное. А было так. К отцу Илию пришёл отец Феодор и говорит: «Отец Илий, что-то со мной странное происходит. Представляете – является мне в коридоре паренёк знакомый. Стоит и улыбается. А я знаю, что он в армии. Вот такое видение. Что бы это значило?»

Отец Илий отвечает: «Ничем не могу помочь, отец Феодор. Ничего не знаю…»

Отец Феодор поклонился и ушёл.

«Это он меня проверял», - сказал потом отец Илий отцу Дмитрию, присутствовавшему при разговоре.

«Как «проверял», зачем? – удивился я.

«Ну, не было ему никакого видения, - пояснил отец Дмитрий. – И если бы отец Илий начал как-то его «толковать», то стало бы ясно, что он в прелести».

С точки зрения мирской такие «проверки» вызывают недоумение, но в монастыре искушенные и опытные отцы не только доверяют друг другу, но и «проверяют». Потому что до самой смерти никто не застрахован от «прелести» и отцы трезвенно, с братской любовью «присматривают» друг за другом.

Ещё одно духовное чадо отца Илия, директор издательства - Володя Шпатаков рассказывал мне об отце Илии истории практически «хрестоматийные», так что мы с Володей ещё раз удивлялись величию промысла Божия и радовались, что у нас, в наше время есть такой удивительный старец.

Как-то Володя оказался в Оптиной и стал свидетелем того, как к отцу Илию прибыла делегация серьёзных коммерсантов откуда-то из Сибири. Кто-то им сказал, что для того, чтобы дела шли «фортово» - надо делиться с «церковным авторитетом». В качестве последнего предложили отца Илия.

И вот коммерсы прикатили на своём «Ленд Ровере» и от всей души предложили батюшке, по выражению Володи, не «котлету» даже, а «пакован» - объёмистый и увесистый пакет с деньгами.

- А-а… ну, хорошо, хорошо… - пробормотал батюшка по своему обыкновению, как будто рассеянно. – Володя, возьми, пожалуйста…

И вот, ходит Володя за батюшкой по монастырю с этим увесистым «пакованном».

Между тем подходит к отцу Илию игуменья какого-то монастыря. Подходит и расстроено просит:

- Батюшка, помолитесь, пожалуйста… Купили медные листы крышу на храме крыть, а рабочим заплатить нечем. Рабочие с Украины, бригада хорошая и если их сейчас отпустить, то они уже только весной приедут. Да и то ещё неизвестно... Помолитесь, батюшка…

- А, да, да… - забормотал смиренно батюшка и добавил: - Володенька, а ну, где там тот пакет, что коммерсанты оставили?..

Любопытно, что через полгода Володя снова оказался свидетелем разговора между Батюшкой и всё той же игуменьей.

- Ну, что, родная, хватило тебе денежек?..

- Хватило, хватило, батюшка! Спаси Господи! Не только крышу покрыли, но и окна в храме вставили. И всё равно ещё деньги остались. Хотим, вот, два трактора прикупить… небольших таких.

- А, да, да… хорошо! Вы «Беларусь», «Беларусь» берите. Есть такие небольшие трактора, вот их и берите…

А вот ещё одна история, свидетелем которой тоже был Володя. Только произошла она с другими коммерсантами. Этих батюшка никак не хотел отпускать на «стрелку». То лобик им помажет, то на службочку позовёт, то на трапезу… Володя смотрит – те перемигиваются уже между собой. Мол, сейчас из кельи батюшки выйдем – люди его окружат, ну мы «втихаря» и свалим.

Володя их в сторонку отвёл и говорит: «Даже не вздумайте! Благословит отец – тогда и поедете».

Словом, коммерсанты на «стрелку» безнадежно опоздали. А через три дня один из них звонит Володе и рассказывает, что на той «стрелке» его подставили, разгромили офис и попадись он сам, может быть, его уже и в живых не было…

Хоть батюшка и не читает, конечно «блоггерских записок», но с бесконечной благодарностью я присоединяюсь сегодня к хору поздравлений отца Илия с Днём тезоименитства! Дай ему Господи сил, терпения и духовной радости, которую он с такой чуткой любовью и терпением умеет доносить до самых разных людей!

Многая и благая лета!!!

Священник Димитрий Шишкин