Путь в Оптину

Печать

Written by Ольга Рожнёва

Преподобный Серафим СаровскийВ девяностые годы многие приходили к Богу, обильно изливалась благодать Божия на нашу страну, так долго скованную государственным мировоззрением научного атеизма. Люди осознавали себя верующими и меняли свою жизнь. А изменить жизнь в соответствии со своими убеждениями – трудно. Легче плыть по течению. Но призыв Божий и действие первоначальной призывающей благодати были так сильны, что бывшие атеисты возрождали храмы, меняли профессии, уходили в монастыри.

В 1991 году Казанский собор в Петербурге, бывший музей истории религии, снова становился действующим храмом. Из запасников музея передавали Церкви иконы, предметы богослужения, мощи святых. Тогда, в простой рогоже, среди гобеленов, обрели мощи преподобного Серафима Саровского. Эта радость обретения мощей великого заступника земли нашей всколыхнула много душ, и даже изменила судьбы некоторых людей.

Вот среди таких людей и оказалась Лена, героиня этой истории. Рассказывает Лена свою историю с юмором, человек она добрый, жизнерадостный. А я-то знаю, сколько скорбей и испытаний выпало на её долю. Но в каждом искушении, каждом испытании – Господь был рядом. О скорбях Лена рассказывать не любит, но она уверена в том, что путь её в Оптину был неслучайным. И не окажись она в Оптиной Пустыни, неизвестно, как сложилась бы её жизнь… Но всё по порядку.

В начале девяностых Лена и Андрей, тогда совсем ещё молодые люди, жили в Москве, в трёхкомнатной квартире. Лена преподавала химию, Андрей занимался ремонтом автомобилей. Обычная семья… О вере особенно и не задумывались – хлопоты семейные, запарка на работе, день за днём – суета. О душе подумать некогда… А Господь ждал.

И вот, случайно услышав о преподобном Серафиме Саровском, Андрей загорелся: очень ему захотелось приложиться к мощам святого. Сами люди совсем нецерковные, никогда не исповедались, а вот – захотелось отчего-то… Преподобный Серафим позвал… Молодые, на подъём лёгкие, собрались, сели в машину – поехали. Ни карты, ни представления, куда ехать. Лена говорит:

– Это вроде город такой – Саров – есть. Нужно туда ехать.

Андрей отвечает:

– Не, я вот слышал: Оптину Пустынь возрождают, а там мощи святых – вот там преподобный Серафим и находится. Точно тебе говорю!

Приезжают в Оптину, спрашивают о Серафиме Саровском, а там – смеются над ними: здесь – старцы Оптинские! Эх, вы, темнота!

Но, видимо, неслучайно они в Оптиной оказались: так им здесь понравилось, что решили они обязательно ещё раз приехать. Замечали ли вы, как часто ошибки и оплошности обращает Господь в нашу пользу?

Подошло время отпуска. Собрались в этот раз, как следует, карту взяли, едут. Долго едут, скоро заправиться бы нужно.

– Лен, деньги приготовь!

– Какие деньги?! Ты разве не взял?!

А деньги приготовленные остались дома – на пианино лежат. Сколько раз ездили по делам, за покупками – никогда ничего не забывали. А тут, в такой дальний путь отправились, и такая незадача…

Отступая от повествования, хочу отметить, что так бывает очень часто: пойдут люди на дискотеку или на курорт поедут – всё в порядке. А вот стоит собраться на первую исповедь… Или на причастие… А если крещение предстоит, происходят такие вещи, которые иначе как искушением не назовёшь… Опытные ограждаются молитвой, благословением.

А младенцев духовных Сам Господь хранит. Искушения попускает, может, для проверки на прочность и серьёзность намерения, а потом мощно и властно устраняет все препятствия как пылинки, обращая скорбь искушений в духовную пользу. Творя чудеса и укрепляя нашу младенческую веру.

– Лен, бензина не хватит, никак хватить не может…

А машина всё едет… Как они доехали – чудо настоящее! Давно должен был бензин кончиться, а машина всё едет…

Дивеевский монастырь. Фото: И.Годунов / iigorgodunov.ruИскали Саров, а подъезжают – Дивеево. Раз – и из-за поворота – храм в ночной подсветке красоты удивительной. Какое сегодня число-то? З1 июля. Потом уже только узнали, что первого августа – праздник преподобного Серафима Саровского. Тут машина встала намертво. Вышли из автомобиля – то ли на земле, то ли на небе… В храм вошли. Ладно, завтра в Саров поедем, к Серафиму Саровскому, а сегодня в этом чудесном храме помолимся.

Смотрят: очередь стоит какая-то, подошли. Все прикладываются раке – и они приложились. Отошли – а душа поёт у обоих. Спрашивают у стоящих рядом:

– Простите, мы вот сейчас приложились к раке, а какой святой здесь лежит – не поняли…

– Да вы что?! Это же сам преподобный Серафим Саровский!

Оказывается, на всенощную успели – на праздник к преподобному. Потом только поражались, вспоминая: ведь так они стремились к святому, так хотели к нему приехать. И вот – Серафим Саровский – принял. Не попустил Господь по молитвам преподобного, чтобы ночевали они в поле чистом… По всем законам физическим, машина встать должна была, а она каким-то чудом всё ехала и ехала, и остановилась только у храма, где шла праздничная служба преподобному.

Отстояли службу, на следующее утро на праздничной литургии помолились. Да как сказать, помолились – первые робкие шаги сделали: ни молитв не знают, ни перекреститься толком не умеют. Служба заканчивается, смотрят: ходит монахиня по храму, собирает пожертвования на храм в какой-то Нуче. Просит приехать в эту самую Нучу, потрудиться немного во славу Божию. К Андрею с Леной подошла. Они объясняют, что пожертвовать – не получится: денег ни копейки. И потрудиться поехать тоже не получится – машина встала, бензин кончился. Монахиня им так спокойно отвечает:

– Ничего, не переживайте, Господь управит.

Смотрят, а она дальше по храму ходит и всё просит приехать к ним в Нучу, а кто про дорогу спрашивает, она – только рукой махнёт: по дороге ехать, свернуть туда, свернуть сюда, через поле – вот и храм. Лена спрашивает Андрея:

– Ты понял, как к ним ехать? Что-то уж очень непонятно она объясняет…

– Ничего не понял… Тут свернуть, там повернуть… поле какое-то… Так к ней никто не приедет – попробуй догадайся, как до её Нучи добраться.

Рака с мощами прп. Серафима СаровскогоПроходит время какое-то, возвращается к ним монахиня, заправляет им машину, и едут они до этой самой Нучи. Приезжают – а там уже толпа народу – все, кого она приглашала – приехали, ни один не заблудился.

Оказалось, что здесь возрождали храм старинный. Одно время храм этот служил прибежищем для схимонахини Маргариты – единственной дивеевской монахини, дожившей до возобновления монастыря.

Село это особенное: в начале девятнадцатого века часть его по наследству досталась юным сиротам-помещикам Михаилу и Елене Мантуровым. Михаил Васильевич, Мишенька, любимый ученик преподобного, принял на себя подвиг добровольной нищеты. По благословению Серафима Саровского продал имение и отпустил на свободу крепостных. На вырученные от продажи средства он построил в Дивеево два храма, а также купил земельный участок под Троицкий собор будущего монастыря, где ныне почивают мощи преподобного Серафима.

Хотели Андрей с Леной немного поработать, да и распрощаться, а прожили десять дней. И дни эти они теперь вспоминают как одни из самых счастливых в своей жизни: такое ощущение острой радости, полноты бытия подарил им совместный труд и молитва в маленьком селе Нуче, пристанище любимых чад преподобного Серафима.

А ведь не оставь они тот кошелёк с деньгами дома, на пианино, – кто знает: не поторопились бы уехать домой сразу после службы? Дождались бы монахиню или нет? Может, усомнились бы в том, найдут ли они дорогу, так непонятно объяснённую? И не было бы этого подарка, этой милости – счастливых дней в Нуче… Вот и ещё властный и умелый взмах кисти Творца на полотне жизни…

Назад в Москву поехали – и бензин есть, и денег дали, и овощей полную машину нагрузили в подарок. И такая эта Нуча им потом родная стала, что даже долгое время вынашивали они планы совсем сюда из Москвы перебраться. А им тут уже и домик приготовили и даже корову Зорьку в подарок.

Но Промысл Божий властно вмешался в их планы и привёл в Оптину. Свою первую поездку они не забыли и при первой возможности решили снова в Оптиной Пустыни побывать. Приехали. А в монастыре праздник. Служба праздничная идёт, во всех углах храма отцы исповедуют народ. Скоро уж и причастие будет. У Лены спрашивают:

– А вы исповедались?

Лена никогда в жизни не исповедалась. И отвечает нерешительно:

– Так ведь праздник… А у меня грехов – уйма… Что ж я буду людям праздник-то портить?!

– Это у вас неправильные помыслы – от лукавого такое бывает.

– Как от лукавого?!

И бегом на исповедь. Вот на этой первой исповеди и познакомилась Лена с будущим духовным отцом, игуменом Н., тогда, двадцать лет назад, молодым иеромонахом. Он участливо слушал её неумелую, сбивчивую исповедь и качал головой. Потом сказал задумчиво:

– Как же так – совсем мира в душе нет… Нужно вам задержаться, помолиться ещё немного в Оптиной.

Как происходит встреча духовного чада с духовным отцом? Отчего её будущий духовный отец предложил ей задержаться, а множество предыдущих исповедников отпустил с миром? Отчего сердце его расположилось к будущему чаду, а сердечко Лены затрепетало, почувствовав наставника? Тайна духовная… Промысл Божий… В этот момент жизни Лене с Андреем очень был нужен наставник, и Господь им его дал.

Задержалась Лена в Оптиной. А дежурная гостиничная, видимо, перепутав неприметную паломницу с какой-то почётной гостьей, поселила её в лучшую келью. И послушания никакого не дала: молись да отдыхай. И вот Лена день ходит на службы и отдыхает, второй ходит и отдыхает, смотрит: все трудятся после службы-то. Послушание называется. А у неё нет никакого послушания. Очень ей захотелось потрудиться. Вот бы в храме поработать! Пошла к старшей по уборке храма на послушание проситься. А та, такая же новоначальная, на полгода постарше, только услышав просьбу, сразу же и отвечает:

– Ты чего это сама себе послушание выбираешь?! Это монастырь, здесь так нельзя! Смиряться нужно! Куда пошлют – туда и пойдёшь!

– Так у меня вообще никакого…

– Я тебе уже всё объяснила, разве ты не поняла?!

Лена отошла в сторонку и заплакала: у всех послушания, а она, видимо, недостойна… Стоит – плачет. Проходит мимо послушник и говорит ей тихонько:

– Сестра, вы не расстраивайтесь! Вот – храм – рядом! Сходите к преподобному Амвросию, всё расскажите, батюшка вам тут же и поможет!

Пошла Лена к мощам преподобного, а сама думает:

– Разве можно из-за таких пустяков святого беспокоить?

Всё же приложилась к мощам и тихонько рассказала обо всём.

Выходит из храма, возвращается в гостиницу, только в келью зашла, а за ней уже бегут:

– Лен, храм убирать нужно, а людей сегодня не хватает. Пойдёшь в храм на послушание?

Преподобный Амвросий (Гренков), старец Оптиной пустыниС тех пор Лена уже сама о всех своих проблемах рассказывала преподобному. Вот как-то проголодалась сильно. До ужина далеко. Чай-то можно вскипятить, а к чаю – ничегошеньки…

– Батюшка, есть так хочется, а к чаю нет ничего!

Только отошла от мощей, слышит:

– Сестрица, вот пряники, угощайтесь, пожалуйста!

А то священник, который благословил ей задержаться, пропал куда-то. Она его на всех службах высматривает – нет нигде. День нет, два, три…

– Батюшка, отец Амвросий, помоги мне найти отца Н.!

Вышла из храма – отец Н. навстречу… В лазарете лежал, только что отпустили.

Да… Порой удивляешься, как бережно, как нежно Господь и святые угодники пестуют духовных младенцев, как быстро откликаются на их неумелые, но такие искренние молитвы. Подобно матери, которая услышав плач младенца, тут же бросается к нему и утешает и качает нежно крошку.

А когда дитя подрастает, мать уже не торопится к нему по первому требовательному крику. Внимательно наблюдает за подрастающим дитятей, но малыш уже и сам должен потрудиться: теперь давай сам, вставай, делай шажок, ещё шаг! Так и Господь нежно опекает новоначальных, и ждёт труда от тех, кто уже повзрослел духовно.

Лена вспоминает свои первые шаги духовного младенца, как поток чудес, быстрых ответов на молитву, милость Божию:

– Как близко святые! Как быстро слышат они молитву! Приехала я из Оптиной домой. А у нас с Андреем был очень хороший друг, Михаил. Сколько раз он нас выручал! Такой парень золотой: и умный, и красивый, и добрый! Но вот случилась у него скорбь в жизни – и запил. Да так запил, что очень быстро почти в бомжа превратился.

Лена с Андреем его пытались остановить, и навещали, и помогали, и уговаривали. Да у него новые друзья появились – собутыльники. И вот Лена встретила его – а он уже совсем дошёл, уже пьёт всякую гадость.

Пошла Лена в храм, только входит – а там икона большая архангела Михаила. Припала Лена к иконе, стала за друга молиться. Со слезами помолилась. Возвращается домой, и идут они с Андреем навестить Мишу. Заходят, а он с собутыльником. Сидят за столом, на столе бутылка спирта Роял, тогда везде такой спирт продавали. И вот сидят они перед откупоренной бутылкой. И так её повернут, и эдак понюхают, а выпить – не получается. Страх какой-то напал:

– Не, этот спирт нельзя пить, он палёный…

– Да какой палёный, мы с тобой такой сколько раз пили! Мы с тобой даже одеколон пили! И стеклоочиститель пили!

– Не, у меня прям сердце чует – эта бутылка палёная!

Так они вокруг неё кругами ходили, и выпить не смогли. Три дня Миша не пил, а до этого его трезвым и не видели давно… Потом, правда, собутыльники опять споили.

Лена вздыхает:

– Если б я могла за него так каждый день молиться… А я не смогла… Тяжело это – молиться за кого-то. Но тогда я испытала на себе, как это – небо близко совсем. И Господь близко… И святые – они совсем рядом, всё слышат…

И вот появился у Лены с Андреем духовный отец. В Москве у них в это время начались тяжёлые испытания, скорби, о них Лена вспоминать не любит. В одном уверена: если бы не послал Господь своевременно духовника, то неизвестно, какой бедой всё могло закончиться… А так – держались, но с трудом. И стали они всё чаще в Оптину наезжать. А потом мечта у них появилась – совсем сюда перебраться. Своей мечтой поделились с духовным отцом.

Пошли они как-то после службы гулять по окрестностям. Идут: красота, тишина, сосны вековые шумят, река Жиздра на солнце играет, птицы поют… Выходят к посёлку, а там домики один другого краше. Стали Лена с Андреем загадывать:

– Вот бы хорошо в этом домике нам жить! Да… Лес рядом, река рядом, до Оптиной недалеко. А вот в этом доме – ещё бы лучше!

Выбирали-выбирали себе домик играючи – выбрали. Всем дом хорош! Вот в таком бы жить! Вздохнули – и обратно в Оптину пошли. Приходят, а навстречу отец духовный:

– Где вы ходите?! Я тут вам дом нашёл! Поедем смотреть!

И что вы думаете?! Приезжают – а это тот самый дом и есть! И купили они его мгновенно. Люди делились, сколько времени и сил на покупку и оформление документов обычно тратится, а Лена с Андреем за день обернулись! Сами удивляются: как это всё так удачно сложилось-то?! Стали смотреть в календаре вечером, какой же праздник, кто из святых им так помог? Смотрят, а это праздник преподобного Тихона Калужского. Сам хозяин земли Калужской, видимо, походатайствовал…

Вот так и оказались Лена с Андреем в Оптиной. И живут здесь уже около пятнадцати лет…

– Лен, а не жалко с Москвой прощаться было? Вы же коренные москвичи, и квартира трёхкомнатная…

– Нет, нисколько не жалко! В Москву мы можем в любой момент поехать. Только Андрюшка шутит: машина у него – прямо живая, всё понимает. Как в Москву поедем, а там пробки, суета, толкотня, так автомобиль – пыхтит, кряхтит, заводиться не хочет. А уж из Москвы назад в Оптину – тут же заведётся, и радостно скорость набирает.

Вот такая история…

Ольга Рожнёва
Православие.ru