1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Миллион долларов

Печать

Written by Ольга Новикова

Что бы я сделала, будь у меня миллион долларов?

Миллион долларовНедавно по телевизору показывали самый дорогой в мире гостиничный люкс, где только фонтан стоит миллион долларов. Размышляя о нелегкой жизни «селебритис», я вдруг подумала: а что бы я сделала, будь у меня тот самый заветный миллион?

Решение пришло сразу: я бы открыла фонд помощи бесперспективным детям. Так бы и назвала этот фонд «Без надежды» — потому что когда у ребенка в медкарте написано «прогнозы на жизнь неблагоприятные», надежды и правда нет. Но такие дети живут — им тоже нужно есть, одеваться, за ними нужен постоянный уход. Статистика показывает, что отцы из семей с такими детьми почему-то уходят, и матери остаются один на один со своими проблемами, вынужденные существовать на мизерные пенсии, называемые государственной помощью и поддержкой.

Благотворительные фонды таким детям тоже помогать не спешат. Это и понятно, всем хочется работать на результат: ребенку жизненно необходима операция? Собрали нужную сумму, успешно прооперировали, ребенок выжил, встал и пошел — все счастливы и довольны. При этом каждый, кто пожертвовал хотя бы рубль, будет чувствовать себя причастным Чуду.

Есть в этом, на мой взгляд, такая гордыня — при всей искренности и желании исполнить заповедь о помощи ближнему, стремлении спасти чью-то жизнь — мы все знаем, что спасает и исцеляет только Господь. Не надеемся ли мы тем самым хоть в чем-то уподобится Ему? Показать, что мы и сами тоже что-то можем?

А что, если ты точно знаешь, что чудо не произойдет? Тогда и помогать как-то не хочется. Ведь всегда есть те, кому (на твой взгляд) средства необходимы для жизни, а не для существования.

Дочь моей подруги никогда не встанет и не пойдет. Ей пять лет, но она по своему развитию всегда будет месячным ребенком. Ее тяжелейшие диагнозы не умещаются в анкетных строчках, которые просят заполнить благотворительные фонды. Она просто лежит, как маленькая кукла, ест и принимает лекарства через зонд (которые в саратовских аптеках имеют обыкновение заканчиваться и означает, что ребенок может просто умереть от голода). Впрочем, врачи не давали ей и месяц жизни — но она живет уже пять лет.

Все эти годы, месяцы, дни и часы непрерывной борьбы. Невидимой глазу чиновников от соцзащиты и минздравсоцразвития (или это одно и то же?). Поэтому неудивительно, что когда в десяти кабинетах сидят по десять человек, призванных защищать материнство и детство (своими глазами видела такую табличку на кабинете с массивной дорогой дверью!), памперсы маленькой девочке привозят не они. Хотя вроде бы они положены ей по закону о детях-инвалидах. Но получить их оказывается труднее, чем взобраться на Эверест. Легче, наверное, достать только лекарства по бесплатным рецептам — такие на памяти моей подруги им довелось получить лишь однажды за пять лет. Поэтому памперсы им привозит добрый батюшка, причащающий ребенка на дому, и другие неравнодушные люди, узнавшие о беде одинокой матери и ее ребенка.

Так что чуда тут точно не будет. Но не чудо ли их ежедневное существование? Их выживание? То, что Господь так устроил, и вокруг них сложился круг людей, который им помогает? Даже откликнулся один благотворительный фонд, и теперь памперсы, средства по уходу, зонды и энтеральное питание девочке из Саратова привозят из Москвы. Так, с Божией помощью они и живут.

Так что бы я сделала, будь у меня миллион долларов? Ничего. Никакого фонда бы я не открыла. Потому что искушение богатством — похуже искушения бедностью. Мне бы сразу захотелось иметь красивый дом, дорогую машину, яхту, кучу нарядов — это я про себя точно знаю. И милость Божия ко мне как раз в том и проявляется, что Господь дает мне жить по средствам — столько, сколько нужно моей семье. Поэтому помочь своей подруге материально я не могу, а вместо этого только пишу в разные фонды и обращаюсь к людям с тем самым миллионом, которые готовы пожертвовать немного для нужд других. И бываю благодарна Господу за то, что Он посылает таких людей и в нужное время. И все чаще это случается и вовсе без моей помощи!

Наверное, им живется непросто — богатым людям с добрым сердцем, рассуждать об этом я могу, имея в качестве источника информации тот же телевизор. А еще криминальные хроники. Поэтому точно знаю, сама не хотела бы так жить. Но так, наверное, Господь приоткрывает для нас Вечность — то, где будет каждый из нас, когда от своих дел (или слов) либо спасется, либо будет осужден.

Ольга Новикова