1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Цена успеха

Печать

Written by Михаил Сизов

Цена успехаКак повелось в последние годы, начало учебного года принесло с собой эмоции хорошие и не очень. Хорошие: 1 сентября в школах были проведены уроки медиабезопасности. Наконец-то власти поняли, что, прежде чем подключать школьников к Интернету, надо обучить их культуре «потребления» информации, выработать неприятие лжи, пошлости, порнографии. Накануне Президент подписал закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с принятием Федерального закона “О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию”». Хоть что-то... А вот проект другого закона – об образовании, очередная редакция которого опубликована недавно, большой радости не вызвал. Так и осталось множество нерешённых вопросов, в том числе непризнание дипломов, выдаваемых духовными учебными заведениями, и неопределённый статус кадетских школ. Вообще, в проекте нет ничего, что однозначно, на правовой основе утверждало бы ценность патриотического и духовно-нравственного воспитания. Что, конечно, вызвало возмущение православных обозревателей.

Масла в огонь подлил сам Президент, предложив за день до начала учебного года: «Есть идея: я позову представителей наших крупных предпринимательских кругов, в основном людей, чьё состояние начинается, скажем, от миллиарда долларов, и скажу, чтобы все начали преподавать в школах». Новый предмет предложено назвать «История жизненного успеха». Тут же Дмитрий Анатольевич подчеркнул, что жизненный успех может воплощаться не только в деньгах, – но слово сказано, и оно вызвало бурю. То есть «жизнь удалась», если человек имеет миллиард долларов? Сие – мораль «новой России»?! Эта новость ошарашила не только православных, но и людей самых разных мировоззрений.

Вспоминаю свою школу. Как нас учили «жизненному успеху»? В моём посёлке была классическая школа с глобусами на шкафах, страшным скелетом в кабинете биологии и добрыми учителями, которые оставались после уроков заниматься с двоечниками, искренне переживая неудачи и успехи подопечных. Неудачами считались не только двойки, но и «некрасивые поступки». Царила такая атмосфера, что обманывать, хвастаться, ябедничать было просто стыдно. Поддерживала эту всеобщую совестливость наш директор Валентина Ивановна. Вот говорят: строг, но справедлив. Это не совсем про неё. В её строгости ощущалось что-то большее, какая-то... красота, загадка, светлая посторонняя сила, которой было не обидно подчиниться самому «оторванному» пацану. Нынче в августе довелось встретиться с её сыном. Разговорились, и я впервые узнал, что наш директор школы – из поморского рода, исстари обосновавшегося на острове Старчина в Сорокской губе Белого моря. Крепкие православные люди, свой «жизненный успех» они обеспечили непрестанным трудом и честностью – выловленную рыбу не загоняли втридорога, её охотно покупали даже в Норвегии. Поэтому сумели скопить денег на собственную шхуну, на которой ходили «на Мурман». В 30-е годы поморов Пахомовых раскулачили, маленькая Валя оказалась в тюрьме с родителями, потом был голод – девочке пришлось наняться торговкой на рыбный базар, два вершка над прилавком. Но выучилась, стала директором школы и воспитала тысячи добрых и вполне состоявшихся людей.

Сын моей учительницы мог бы тоже многое рассказать, пригласи его на урок «История жизненного успеха». Ленинградский политех он окончил как раз в годы ельцинских «реформ», работы не было, занялся бизнесом – открыл кожгалантерейную мастерскую. Кожу ягнят покупал в Москве со склада на военном аэродроме, куда товар контрабандой доставлялся из какой-то азиатской страны. Был азарт: сэкономить на том и другом, отбиться от чеченской и прочей мафии, обойти конкурентов. А потом вдруг всё это опротивело. Сейчас он работает по профессии на одном из заводов в Белоруссии. «Знаешь, привык я нашего Батьку ругать, – признался он мне, – но то, что услышал о нём по телевизору в России, – ну, ни в какие ворота! Взять хотя бы, как его правительство справляется с нынешним кризисом валютной наличности. Российские комментаторы потешаются, что в минских банкоматах долларов нет. А о том, что доллары направлены в первую очередь в экономику, на предприятия и что именно это сможет выправить ситуацию, – ни слова!»

Слушал я его и удивлялся: какой-то другой у них капитализм, не «наш». Стал разбираться. И вправду, в Белоруссии проводится политика множественных курсов обмена валюты. Отдельно в секторе производства и в секторе потребления. То же самое делает и Китай. То же делала и Германия после войны. Во Франции до 89-го года было десять обменных курсов, но МВФ запретил – международному капиталу невыгодно, чтобы национальные экономики могли защищаться от финансовых спекуляций. Нынешняя глобалистская система вообще исключает «национальность» капитала, главное в современном бизнесе – чистоган, и никого не волнует, приносит предприниматель пользу своей стране или нет. Бизнесмен может паразитировать на экономике страны проживания, снимая сливки, – это считается нормальным. И вот таких мироедов приглашать в школы, чтобы они учили детей «жизненному успеху»?

Справедливости ради надо сказать, что и транснациональный бизнес можно использовать во благо своей страны – если есть воля и желание. Накануне Дня знаний глава корпорации «Роснано» показал премьеру Путину школьный компьютерный планшет – пластиковую гибкую пластинку, содержащую текст всех учебников, какие только имеются в 11-летней программе. В отличие от обычного компьютера, у него нет задней подсветки экрана, портящей глаза, – буквы читаются как на обычной бумаге. Такие планшеты, как обещано, будут выпускаться в нашей стране с 2013 года. Пластиковая электроника – это сейчас передовая технологии. Как мы её заполучили? Британская компания Plastic Logic, базирующаяся в Калифорнии, имеющая заводы в США и Германии, решила третий завод построить в России. Этот завод вместе с технологией пытался «перехватить» Китай, суля большие деньги, но Россия оказалась более выгодным партнёром. Почему? Британцы назвали три вещи: русские имеют свои наработки в электронике, обещают кредит и, наконец, Россия – самая читающая нация в мире, а потому сбыт планшетов-читалок обеспечен.

Возможно, и вправду у россиян ещё сохранился, так сказать, вкус к интеллектуальной и духовной пище. Но когда сомнительные реформы добьют нашу школу, кому понадобятся эти «суперчиталки»?

Михаил Сизов
Rusvera.ru