1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Телефонная дружба

Печать

Written by Священник Димитрий Васильев

смсВы помните свой первый мобильный телефон? Это доисторическое монохромное безобразие с английским меню и телефонной книжкой на двадцать номеров. Как бережно относились мы к тем, кому посчасливилось попасть в этот список, с каким трепетом отсылали друг другу SMS-ки по три рубля штука, и с замирающим сердцем ждали ответа от дорогих нам людей! И хотя платить за разговоры мы ездили через пол-города с бессовестными комиссионными сборами, не поздравить человека с праздником, имея его номер в записной книжке, считалось святотатством…

Шло время, плотность полупроводниковых элементов на условной микросхеме каждый год вырастала в полтора раза, и сейчас у нас у каждого, в основном, по два-три цветных девайса с сенсорными экранами и такой тактовой частотой, что позавидовали бы лучшие Пентиумы конца девяностых. У нас двести – триста абонентов в контактной группе (видел несчастных людей, у которых эта цифра стремилась к тысяче), безлимитные тарифы и терминалы оплаты на каждом шагу… А поздравлять друг друга с праздниками год от года все тяжелее.

Вчера мне позвонил приятель, с которым я не виделся и не созванивался уже лет восемь. Я его номер знал и так, а мой ему дал кто-то совсем недавно. Я грустно посмотрел на моргающий экран, и трубку не взял. Я был очень уставший, чтобы разговаривать, да, и, потом, зачем? Мне, в принципе, совершенно не интересна его сегодняшняя жизнь, а я для него – всего лишь кусок ностальгии, с которым ничто уже не связывает в реальности. Мы обменяемся ничего не значашими друг для друга новостями, вспомним, как вместе гоняли алкашей из подвор… то есть, голубей по крышам, и станем друг для друга контактами в телефонной книге номер 341 и 215 соответственно. Мы больше не созвонимся, я знаю. Детство не вернуть, как не цепляйся за соломинки.

Каждый церковный праздник для меня – пытка. После службы, лежа на диване, хочется убить об стену этот телефон, вместо того, чтобы вручную отправлять по нему трем сотням абонентов одну и ту же дежурную SMS-ку. Трем сотням абонентов… Не людей, нет, именно абонентов. Людей-то этих я знаю и люблю, с некоторыми из них очень приятно общаться вживую, кто-то очень помог мне в жизни, кому-то помог я, а кто-то просто хороший знакомый или друг детства… А этих абонентов я ненавижу. Хотя бы потому, что у некоторых два-три номера, и на какой писать сегодня – неизвестно. Я не знаю, кто мне ответит на поздравление, а кто нет, потому что на третьем десятке входящих перестаешь запоминать имена. Каждая пятая… добрая душа отвечает по шаблону: «Спасибо, тебя так же, как сам?». Так и подмывает ответить, мол, тебе правда интересно, или просто надо было что-то сказать оригинальное?

Еще есть аська. Это меньшее зло, но тоже суета и томление духа. Обычно туда добавляют друзей, чтобы их аватарки постоянно маячили на экране, напоминая о себе. Реально общаешься с двумя-тремя, и то, по делу. Когда эти двое-трое начинают писать что-то одновременно, об стену убить хочется уже компьютер. Помогает дисконнект.

Вконтакты, одноклассники, живые журналы… Мама дорогая, где я и кто все эти люди!... Я уже забыл, когда отправлял сообщения через эти социальные сети. Жена говорит, что это потому, что мы стали слишком хорошо жить. А я просто устал от виртуального общения. Или правда, жиром заплыл? Не на что жаловаться, вот и поговорить стало не с кем и не о чем?

И ведь все эти люди в телефоне реально были мне когда-то близки и дороги. Я не виноват, что раз в два-три года меняю место жительства. И они не виноваты, поэтому и остаются в записной книжке. Но поговорить со временем становится как-то не о чем, кроме как на дежурные темы о дураках, дорогах и семье.

Может быть, упорно поздравлять их всех с праздниками, не взирая ни на какую усталость и кажущуюся бессмысленность этих действий – тоже мой маленький крест, с которого не сходят самостоятельно?

Священник Димитрий Васильев