1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Будь человеком

Печать

Written by Священник Димитрий Шишкин

КиборгМножество учёных сходится во мнении, что мы живём накануне столь грандиозных перемен, связанных с развитием новейших технологий, что последствия их невозможно предсказать и даже осмыслить. Появился особый термин: «технологическая сингулярность» – ожидаемый взрывоподобный рост скорости научно-технического прогресса вследствие создания искусственного интеллекта либо значительного увеличения возможностей человеческого мозга за счёт биотехнологий.

 

О том, что это не досужие бредни футурологов, а объективная реальность ближайшего времени свидетельствует, например, тот факт, что в 2009 году при содействии NASA и компании Google в Калифорнии был создан «Университет сингулярности».

 

Перемены ожидаются столь глубокие и быстрые, что все наши переживания по поводу ИНН и электронных паспортов покажутся просто лёгкой рябью в преддверии тропического урагана.

 

И перед Церковным сознанием уже сейчас встают вызовы, порождённые стремлением и попытками построения «новой» реальности.

 

В феврале текущего года некая стратегическая общественная организация «Россия 2045» опубликовала план по радикальному продлению жизни с помощью кибернетических технологий. Крайней своей задачей эта «чудотворная» организация видит создание «бессмертного носителя разума» — голограммы человеческого тела с перенесённым в него сознанием.

 

Всё это звучало бы как начало фантастического романа или выписка из истории болезни, если бы не одно обстоятельство: к проекту присоединились многие известные и авторитетные учёные.

 

В специальном обращении к президенту Российской Федерации лидеры Движения отрекомендовали своё начинание как «проект, способный разрушить многие стереотипы, изменить к лучшему уклад человеческой жизни и стать той национальной идеей, о которой говорят современные политики и общественные деятели».

 

Больше того, в манифесте этой организации говорится о «формировании культуры, связанной с идеологией будущего, техническим прогрессом, искусственным интеллектом, мультителесностью, бессмертием, киборгизацией».

 

Словом, речь идёт об очередной модели построения рая на земле, на первый взгляд вполне утопической.

 

Тем не менее, в результате недавней встречи участников Движения с экспертной группой от Министерства образования и науки, последнее признало «положительную роль движения «Россия 2045» и общественную полезность его инициатив».

 

Оставляя в стороне техническую часть проекта, хочется сказать об его идеологической основе.

 

Общественное движение «Россия 2045» является апологетом быстро распространяющихся  в мире идей трансгуманизма – рационального мировоззрения, цель которого — ликвидация человеческих страданий, старения и смерти и радикальное расширение физических, умственных и психологических возможностей человека с помощью передовых технологий.

 

Трансгуманисты заявляют, что современный вид человека – «человек разумный» — всего лишь промежуточный вид на пути к новому виду, который скорее можно назвать киборгом, нежели человеком. Этот «постчеловек» в понимании трансгуманистов — существо, отказавшееся от привычного человеческого облика в результате внедрения передовых технологий в области информатики, биологии и медицины.

 

Фактически трансгуманисты говорят об уничтожении, исчезновении человека и даже полагают это своей целью: «Постчеловек, — говорят они, — это потомок человека, модифицированный до такой степени, что уже не является человеком».  Этих будущих «постлюдей» трансгуманисты именуют «шестой, неорганической расой» и на создание этой расы устремляют все свои силы и ресурсы.

 

Один из лидеров Движения говорит: «Мы вынуждены сейчас пересматривать наше определение: что такое человек, в рамках новых технологических подходов… Мы вынуждены отказываться от традиционного представления, что есть какая-то суть, эссенция в человеке, которая отличает его от всего остального».

 

Очевидно, речь идёт об отрицании души.

 

Конечно, такой взгляд на человека прямо противоречит свидетельству Божественного  Откровения и учению Церкви. А настойчивое стремление истребить, уничтожить само понятие человека приводит на память тот факт, что вдохновителя подобных идей так и называют: «человекоубийца искони».

 

Не случайно известный философ и политолог Фрэнсис Фукуяма назвал трансгуманизм самой опасной идеей в современном мире.

 

Главное, что обращает на себя внимание в идее трансгуманизма – это дерзкая и, в общем, древняя идея безграничного самовластия. Мнение, что человек сам себе мерило возможного и допустимого, причём как в технической, так и в духовной, нравственной сфере. Главной целью трансгуманисты считают бесконечное совершенствование человека с использованием всех возможных для этого способов.

 

С этим, конечно, не может согласиться Церковь. И хотя совершенство – это божественное призвание человека, но вот понимается оно по-разному адептами трансгуманизма и христианами.

 

В основу своей этики трансгуманисты положили высказывание ярчайшего мыслителя эпохи Ренессанса Джованни Мирандолы: "Достоинство человека заключено в беспредельных возможностях человека стать тем, кем он захочет".

 

Истинно так, но свобода в понимании Церкви – это свобода от греха, от иллюзий, свобода во Христе. «Господь есть Дух; а где Дух Господень, там свобода» (2 Кор. 3, 17) — говорится в Писании. В обратном случае свобода попрания Божьих заповедей, свобода самовластия и греха оборачивается для человека тягчайшим рабством и мукой.

 

Трансгуманисты ставят перед собой две основные задачи, которые по сути уже разрешены Господом Иисусом Христом.

 

Первая задача это: «Ликвидация человеческих страданий, старения и смерти».

 

Мы знаем, что страдания, старение и сама смерть явились в мир в результате грехопадения человека, повреждения его природы. Господь умер за наши грехи на кресте, воскрес и вознёсся, преобразив человеческое естество во всей его полноте и даровав нам возможность быть причастниками «Божеского естества». Но обязательным условием этого преображения является следование за Христом, жизнь по Его заповедям, страдания и смерть в напряжённой борьбе с грехом. И никто не властен отменить эти условия.

 

Совершенное упразднение страданий, старения и смерти произойдёт, как мы знаем, во всеобщем воскресении, когда будет «новое небо и новая земля» и люди, причастные Божественной благодати, станут жить в совершенной радости. Но и страдания останутся для тех, кто добровольно избрал путь безбожия, желая во всей полноте познать его «естественные» плоды.

 

Вторая задача это: «Радикальное расширение физических, умственных и психологических возможностей человека с помощью передовых технологий».

 

Здесь нам сразу придётся отбросить окончание: «с помощью передовых технологий» и вот почему. Православие вовсе не против применения передовых технологий, но не следует возлагать на эти технологии неосуществимые надежды. Если мы и можем говорить о значительном расширении физических возможностей человека, то в той части, где говорится об умственных, а уж тем более психологических возможностях — нам придётся поставить знак вопроса. Что значит усиление умственных возможностей? Усиление памяти, ускорение вычислительных операций, увеличение объёма информации? Но даже не специалисту понятно, что всё это имеет лишь отдалённое отношение к понятию умственных способностей. Ум, в высшем понимании Церкви – это способность достойно распорядиться своей жизнью, своей свободой. И эта возможность без правильной веры неосуществима настолько, что самый усовершенствованный ум может стать причиной самого страшного краха. То же можно сказать и о сокровенной и сложнейшей области «психологии».

 

Действительно радикальное расширение возможностей, может быть только следствием сопричастности человека «Божескому естеству». Полнота этого единства раскрывается в вечности, но во многом зависит от нашей решимости здесь, на земле жить в согласии с Богом. Идея же сотворения «постчеловека», идея вечной физической жизни в нынешнем её измерении – это фикция, мираж, опасный своей способностью омрачить разум и лишить человека способности мыслить ясно и действовать в согласии с духовной реальностью, а не с мечтами, лишёнными духовной основы.

 

Отвержение «биологической телесности» – это вызов, брошенный всему человечеству. Иисус Христос именно вочеловечился, воспринял человеческую плоть, обожил её и призвал всех нас – людей – к обожению, освящению этой несовершенной, страдающей и умирающей плоти. И это произошло именно потому, что опыт «плотоношения», если можно так выразиться, опыт воистину драматический, исполненный многих борений, скорбей и бед – этот опыт неотменимо необходим человеку во всей полноте его жизни. Этот опыт – обязательное условие грядущего воскресения человека.

 

Трансгуманисты считают, что мир нуждается в новой идеологической парадигме. Заявление не просто дерзкое, а вызывающее, поскольку подразумевает, что прежняя «христианская парадигма» устарела. Но мы веруем, — и находим тому всемерное подтверждение, — что «никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» (1 Кор. 3, 11). В духовном, нравственном облике Христа человечество обретает единый и неизменный образ человеческого совершенства.

 

Несколько слов хочется сказать и о претензии трансгуманизма на «национальную идею».

 

Россия не нуждается в сверхновой, «прорывной» национальной идее. Скорее мы все нуждаемся в покаянии, переосмыслении жизни и построении её на основах истиной веры. И только тогда что-то по настоящему начнёт меняться в нашем многострадальном Отечестве в лучшую сторону, в сторону сопричастности Правде.

 

В известном смысле появление новой «национальной идеи» лишь очередное свидетельство пустоты, отсутствие сознательно исповедуемой в государственном масштабе веры во Христа, как в единственное основание истины. Мы как будто мнёмся в нерешительности, как будто ожидаем – а не появится ли что-нибудь неожиданно новое, свежее и убедительное для всего народа, не откроются ли новые перспективы. Не откроются. И мы напрасно ждём, потому, что то единственное, что по настоящему ценно и на чём можно и должно строить государственную, национальную, культурную, образовательную, социальную и прочие политики – православная вера – признаётся чем-то второстепенным и частным, одним из множества возможных вариантов, но не имеющим отношения к идее общенациональной, объединяющей. Всё ждём… И пока будем ждать – в заполнение этой пустоты нам будут предлагаться химеры одна другой «правдоподобнее» и заманчивее, пока, наконец, утратив остаток духовного благоразумия и чутья мы не ухватимся за очередную химеру как за спасительную соломинку… Да не будет этого!..

 

Объективно процесс «технологизации» человеческой жизни не остановить. Но перед нами встаёт проблема этического осмысления новейших открытий, технологий и их применения с точки зрения православной веры. Начало такому осмыслению положено. Этические проблемы искусственного оплодотворения, клонирования, вопросы достоинства и свободы личности рассматривались Церковью, были сформулированы определённые суждения. Но процессы, происходящие в науке, ставят нас перед необходимостью более широкого и глубокого их осмысления. И, прежде всего, в том, что касается человеческой личности, её целостности…

 

Думается, православные учёные, в союзе с богословами могли бы внести значительный вклад в духовное и, вместе с тем, глубоко профессиональное осмысление происходящих в науке процессов. Сообщество православных учёных в самых разных областях могло бы решать вопросы согласия науки и религии, вопросы особенно актуальные в наступившей постиндустриальной эпохе.

 

Осознание в себе образа Божьего и уподобление Ему в святости, осмысление причин страданий и смерти, смиренное и терпеливое преодоление неизбежных трудностей жизни – вот задачи достойные человека. Напротив – стремление избежать, во что бы то ни стало скорбей, страданий и самой смерти здесь, на земле, всё равно приводит человека к страданиям, отягощённым ещё и отсутствием благодатной помощи, поскольку человек сам отказался от послушания Божественной воле. Время земной жизни – это время искуса нашей веры, время многих трудов, болезней и самой смерти. Всё это, именно всё, необходимо человеку для возрастания в вере, смирении и любви, без которых ни о какой духовной жизни говорить не приходится. Стремление «отменить» последствия греха техническими средствами говорит об отсутствии веры. А в отсутствии веры уже заключена добровольная ущербность, чреватая многими страданиями и никакие технологические «прорывы» эти страдания не в состоянии отменить.

 

P.S. 15 октября в Нью-Йорке начал работу очередной "Саммит сингулярности", в нём впервые приняли участие докладчики из России. Кто? Догадайтесь сами…

 

Священник Димитрий Шишкин