1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Я – самая лучшая

Печать

Written by Татьяна Шабаева

У моей дочки есть такой защитный механизм: когда она делает что-нибудь заслуживающее неодобрения – признаёт это не сразу, да и оправдаться не пробует. Нет, сперва она уходит в жёсткую оборону, которую формулирует так: «Я – самая лучшая!» Хватает этого утверждения минут на десять-пятнадцать, после чего она нехотя, со скрипом, соглашается взглянуть на произошедшее под другим углом. И понятно, что это её «самая лучшая» происходит от боязни показаться не просто «неправильно поступившей», но и «плохой». В общем, детский защитный механизм, довольно распространённый. Инфантилизм. Но инфантилизм, действительно, ребёнка, которому ещё семи лет не исполнилось.

samluchНе так давно, слушая «Детское радио», я услышала песню. Неопознанная детская группа пела: «Мы – самые-самые лучшие! Вы – самые-самые лучшие! Он – самый-самый лучший!» И, кажется, дальше в том же духе по всем личным местоимениям. Сперва неосознанно, я стала отмечать заявления такого рода, звучащие в эфире. Их оказалось очень много. И очень часто исходили они от взрослых.

«Ребята! Вы – лучшие!»
«Вы – звёзды!»
«Будь лучшим!»
«Будь звездой!»
«Будь лидером!»
«Оксаночка! Не унывай! Ты – самая лучшая!»

И так далее. Внезапно до меня дошло, что быть просто «молодцом», «хорошим» («Я был хорошим целый день») уже недостаточно. Надо быть «лидером», «лучшим», что бы это ни значило.

Помните, к чему раньше сводилась мораль в детской литературе? К тому, чтобы поведать ребёнку нечто о доброте. Или о храбрости. Об ответственности за свои поступки. Об умении дружить. Иногда – о первом, втором, третьем и четвёртом сразу. Но даже преподнося ребёнку комплекс положительных моральных качеств, автор не имел в виду сделать его «самым лучшим». Может быть, я ошибаюсь, но мне представляется, что прежняя взрослая речь, направленная на ребёнка, даже не предполагала, что у него может либо должно развиваться представление о себе как о «самом лучшем».

Ибо почему, собственно? И для чего?

Если все будут лидерами, над кем будут лидерствовать эти лидеры? Если все – лучшие, то с кем сравнивать? Если не сравнивать, то для чего оценки в превосходной степени? И не выходит ли так, что те, кто не лидеры, - они «не самые лучшие»?

Отдельно находится понятие «звезда». Если задуматься над тем, что означает самооценка «я – звезда», ответ будет найти очень трудно, однако несомненно, что выраженный нарциссизм в нём присутствует.

Притом, что «звёзды» в детской литературе были всегда. Была Золушка, и добрая, и красивая, и умеющая делать всё по хозяйству. Была «маленькая принцесса» Сара Кру, чудеснейшая девочка-мечта. Многим авторам нравятся идеальные дети, что верно, то верно. Однако когда подружка Сары, неловкая девочка Эрменгарда, сказала ей, что она – самая лучшая, Сара тут же постаралась её разубедить, перечислив свои недостатки, которые она сама за собой замечала. И мы не считаем Сару «самой лучшей»: мы считаем её доброй, умной, терпеливой, скромной, милой, искренней девочкой. А уж самая она лучшая или нет – мы не знаем. И нам ведь и не нужно это знать, чтобы любить этот образ, правда?

Однако если бы сегодня Сара Кру пришла на радиопередачу, ей бы непременно сказали – не девочка с комплексом неполноценности, а взрослые дяди и тёти сказали бы ей, - что она лидер, звезда и самая лучшая.

Мне это напоминает крайний и самолюбивый дилетантизм, попытку рисовать «красоту» через трафарет и скакать через десятки ступенек. Так художник Тюбик, товарищ Незнайки, рисовал малышек на заказ: глазки – большие, волосы – золотые, губки – бантиком. С детьми не ведётся разговор о том, что такое мужество, доброта, благородство, усердие, достоинство, искренность, индивидуальность. Поверх всех этих кирпичиков этики им предлагается допрыгнуть сразу до некоего лучезарного облака под названием «вы – самые лучшие!» И делается вид, что это не просто возможно, но даже и… обыкновенно. Нормально. Так и надо. Вы уже на облаке. Вы – самые лучшие.

Татьяна Шабаева
Материнство