1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

О русском воровстве и пьянстве

Печать

Written by Священник Димитрий Васильев

Как-то раз попали мне в руки книги В.Мединского из цикла «Мифы о России»: «О русском воровстве, особом пути и долготерпении» и «О русском пьянстве, лени и жестокости». Начал читать и понял, что многое из того, что мы привыкли считать неотъемлемыми атрибутами русского быта, является, по сути, совершенно для нас чуждым. В частности, там говорилось о том, что средневековая Европа практически поголовно удивлялась русскому купечеству, его честности, твердости слова и благонадежности. Там, где немецкому дельцу были необходимы многие и многие бумаги, подтверждающие факты купли-продажи и право собственности, русскому было достаточно рукопожатия в трактире, свидетельствующего о том, что сделка состоялась. Значит, неправда все это, что, мол, в России только и делают, что «Воруют-с». Вообще, написано было настолько «вкусно» и интересно, что, даже не дочитав первую книгу о воровстве, я взялся за следующую, о пьянстве. Даже как-то спросил старших товарищей по Интернету: что они, вообще, думают об этом гениальном авторе. В ответ мне прислали вот такую картинку:

pnstvo

и, почему-то, дальше мне читать расхотелось. Сразу стало грустно, как и всякий раз, когда убаюкивающая сказка разбивается о суровую правду жизни. Ведь и правда, как можно говорить о том, что в России не пьют и не воруют, и при этом не жить где-нибудь в Швейцарии? Любой, кто не понаслышке знает кислотный запах вокруг домов, в которых варят самогон в трущобах, кто видел на Сенном рынке воровато озирающихся скупщиков мобильных телефонов, кто хоть раз был на похоронах замерзшего по пьянке соседа, тот просто рассмеется в лицо тому, кто будет утверждать, что «у нас не пьют и не воруют». Или посоветует ему хотя бы неделю, по ночам, на улице пользоваться своим сотовым телефоном в качестве фонарика. Чтоб прочувствовал, как говорится.

И все же. Откуда в нас это? В книге «Несвятые святые» описан эпизод – когда рядом с Псково-Печерским монастырем была настолько светлая атмосфера, что люди, уходя из дома, подпирали дверь палочкой или ключ клали под коврик. Смею заверить – такие рассказы можно услышать от стариков до сих пор, и не только в районах знаменитых монастырей. Но советская власть решила внести свои коррективы и исправить это "безобразие", сделав в тех краях поселение из освободившихся уголовников (или просто из тех, в общем-то честных в прошлом людей, которые неизбежно «испортились» в лагерях). Начались грабежи, случаи воровства - обстановка стала другой...

Можно бы было, конечно, сказать, что все это является прямым следствием отпадения от Бога русского народа, но только ли это являлось причиной? Если верить истории, тому же описанию В.Гиляровским Хитрова рынка в Москве, все пороки маргинального общества были у нас задолго до революции, причем, чем беднее жилось в регионе, тем пьянее и вороватее было местное население. Может быть и правда «наш народ не ворует, а компенсирует убытки, нанесенные ему государством»? Не пьет, а «горе заливает»? Но если так, то как же быть со Святою Русью, которая столетиями жила по Евангелию? Как совместить свидетельства классиков литературы и свидетельства стариков о том, что да, были времена, когда домов не запирали…

Ну, для очистки совести, скажу: кое-где домов и сейчас не запирают. Воруют от этого, правда, не больше и не меньше, потому что, как известно, все наши замки помогают исключительно от честных людей. Во-вторых, в тюрьму садятся именно «из народа». Изначально, именно из городов люди попадают в места лишения свободы, и лишь после этого возвращаются обратно в мир, отравляя его не только своею изначальной асоциальностью, но и новоприобретенной на зоне злобой, а честный человек и после тюрьмы человеком остается. Так что, утверждать, что всех нынешних «зеков» породила советская власть несколько опрометчиво.

Но откуда же что берется? Да все оттуда же: «…извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство…». Вряд ли у русских какие-то особенные сердца. Такие же, как и у людей во всем остальном мире. Но есть один нюанс, на который хотелось бы обратить особенное внимание. Для этого, сначала, нужно привести цитату из школьного экологического учебника: «Наши предки оставляли своим детям чистую здоровую планету не потому, что были сознательными и гуманными, а потому, что их было мало». Нас было только девять миллионов за несколько лет до Петра I, а к тому времени, как Н.В.Гоголь написал своего «Ревизора» эта цифра увеличилась уже в шесть раз. А вместе с этой цифрой росло количество министерств, департаментов, чиновников, росло неравенство между богатыми и не очень богатыми… А обвинять голодного ребенка за воровство на базаре имеет право только лишь такой же голодный ребенок. Образно говоря.

Так что, согласно статистике, пьем мы не больше таких успешных стран Европы, как Германия, Испания и Франция, воруют у нас, согласно индексу мировой коррупции, зарубежным фильмам и личному восприятию окружающей действительности, тоже не больше и не меньше, чем на западе… Другое дело, что мы очень много об этом сами себе говорим. О том, что пьют, что воруют… Таким образом, мы сами себя загоняем в рамки «самоисполняющегося пророчества», ведь если человеку очень долго говорить о том, что он неполноценный, он и вправду может в это поверить и начать вести себя соответственно. И в этом В.Мединский прав. Может быть, зря я его дочитывать не стал…

Священник Димитрий Васильев