1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

«Мы – обычная семья»

Печать

Written by Виктория Федорова

К себе домой, как и в душу, впустит не каждый. Но если мы побывали в гостях у кого-то из своих коллег или знакомых, то сразу почувствовали, что узнали человека намного лучше. И так как большинству из нас кажется, что священнослужители – люди не от мира сего и их жизнь в наших глазах окутана поволокой некой тайны, мы отправились в гости к одному из саратовских священников. Посмотрим, так ли уж отличается частная жизнь священнослужителя от жизни большинства семей?

Все как у всех

Отец Василий Куценко с семьейКонечно, нам кажется, что с батюшкой не поговоришь о тарифах на коммунальные услуги, не обсудишь повышение цен на продукты и не встретишь, как своего соседа, на лестнице с большими пакетами продуктов, принесенными из магазина. Все это такие мелочи жизни. Неужели и на них тратят свое время священнослужители? Но ведь все мы люди. Спасибо священнику Василию Куценко, который, дабы мы не строили бесконечные догадки, любезно согласился принять нас у себя дома и познакомить с дорогими сердцу людьми, своей супругой Татьяной и детками Сергеем и Лизой.

Мы более-менее знаем, как живут наши родственники, друзья и коллеги, бываем у них в гостях, но побывать в гостях у батюшки… Ну очень интересно. Итак, в путь.

Чтобы не заблудиться и сразу прийти по адресу, с отцом Василием мы встретились у храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали». Здесь он служит, и уже от храма мы отправились до места назначения. По дороге батюшка рассказал о том, как он поступал в Саратовскую духовную семинарию. Для себя я уже давно отметила, что когда спрашиваешь, почему священники выбирают именно этот жизненный путь, ответ приблизительно одинаков: на службу призывает Господь. Вот и отец Василий ответил так же, в двух словах: Божий промысел. А мы к этому времени уже подошли к обычной девятиэтажке, на шестом этаже которой и живет батюшка со своей семьей.

Размышляя о жизни священника, проще всего предположить, что в квартире должно быть огромное количество икон, духовной литературы, а вот телевизора, например, может и не быть вовсе. Но на самом деле это скорее надуманные представления. Квартира у отца Василия самая что ни на есть обычная, и телевизор тоже имеется, хотя, как говорит батюшка, смотреть его времени нет. В каждой из трех комнат: гостиной, кабинете и детской, конечно, есть иконы, но их не так много, как представляется заранее. Если не знать, что тут живет священник, можно подумать, что это квартира простой семьи с маленькими детишками. Детские игрушки лежат везде: на полу, диване, в кроватках. На книжной полке в рамочке бросается в глаза фотография со свадьбы, а на журнальном столике – православная пресса. Ничего лишнего, ничего необычного.

Мы идем на кухню. Татьяны, супруги отца Василия, пока нет дома – она с детьми в поликлинике. На кухне над столом – православный календарь, а вся полезная площадь кухонной мебели усеяна детскими бутылочками, стаканчиками, коробками с крупами, тарелками с фруктами и прочим провиантом, словно хозяйка выбежала на две минуты, сию минуту вернется и продолжит готовить обед. Пока же отец Василий рассказывает, как они с супругой познакомились.

– Еще будучи семинаристом, я посещал богослужения в храме «Утоли моя печали», где будущая супруга была прихожанкой, посещала там же воскресную школу. Я часто видел ее, и однажды, когда случайно встретил на улице, решился подойти познакомиться. Так мы стали встречаться, общаться, гулять, и со временем пришло чувство, что мы так и должны идти по жизни вместе. Я к тому времени окончил семинарию и собрался поступать в Московскую духовную академию, а Татьяна здесь поступила в СГУ. Мы продолжали любить друг друга на расстоянии, переписывались бумажными письмами, что сейчас, во времена Интернета, для многих стало в диковинку. Нам же было так интереснее: нравился сам процесс ожидания заветного конверта. А вид знакомого почерка и слова, написанные рукой любимого человека, никогда не сравнятся с печатными буквами письма, передаваемого по e-mail. Спустя год решение пожениться стало серьезным, осознанным, тогда Татьяна и ответила мне твердым «Да!» на предложение о замужестве. И мне кажется, наша история – лишнее доказательство того, что расстояние настоящим чувствам не помеха.

Как полагается, воспитанник сначала попросил благословения на брак у ректора Московской духовной академии архиепископа Евгения, и после того как его получил, началась подготовка к свадьбе, которой, пока они учились, по большой части занимались родители. А 24 января 2007 года состоялось венчание молодых в том самом саратовском храме, где они впервые увиделись.

Отец Василий за чашкой чая рассказывал о своей жизни легко и непринужденно, периодически поглядывая на мобильный телефон – ждал звонка от матушки, чтобы, когда она подойдет к подъезду, помочь ей подняться – одной с двумя детьми сделать это будет нелегко. Кстати, отец Василий преподает в той же семинарии, в которой он когда-то был студентом, византологию (историю Византийской империи) и патрологию (учение об отцах Церкви), совмещая это со службой в храме и другими обязанностями, например ведением огласительных бесед с желающими принять святое Крещение. Но, несмотря на предстоящую массу дел, батюшка был благодушен и, описывая памятные события из жизни семьи, такие, как дни рождения детей, венчания и бракосочетания, указывал их точные даты, на что, надо сказать, способен не каждый муж.

Интернет, подарки и праздники

Отец Василий КуценкоПосле свадьбы встал вопрос: где молодоженам жить, ведь Татьяна учится в Саратове, а супруг – в академии, которая находится в Сергиевом Посаде. И, по рассказу батюшки, еще когда он брал благословение на брак, то ректор Московской духовной академии архиепископ Евгений сказал: муж с женой должны быть вместе независимо от обстоятельств. И Татьяна, переведясь с очной формы обучения на заочную, уехала вместе с супругом в Подмосковье. Первое время, как вспоминает отец Василий, пришлось нелегко, но спасибо родителям – они чем могли помогали молодой семье.

– Мы в то время снимали квартиру, супруга работала в православной гимназии воспитателем, я, получив священный сан, служил в храме. А 22 октября у нас родился сын. Назвали его Сергеем – в честь преподобного Сергия Радонежского, ведь жили недалеко от Троице-Сергиевой Лавры, где все пропитано его духом. И можно сказать, что сын у нас уроженец Подмосковья, – смеется батюшка.

Тут раздался звонок телефона – звонила супруга, сказала, что уже пришла, а подняться домой ей поможет папа, который отвозил ее с детьми в поликлинику, так что спускаться не надо. Отец Василий в это время проводил экскурсию по своему рабочему кабинету, где все более чем просто: стол, ноутбук, шкаф, диван, полки с книгами. На стене три фотографии в рамках с рукоположения в священники, которые супруга оформила и подарила батюшке в годовщину его хиротонии.

– А вы светские праздники отмечаете? – спрашиваю я. – Новый год, 8 Марта, 23 февраля?

– Новый год особо не празднуем, нам важнее праздник Рождества Христова, когда мы всей семьей принимаем участие в богослужении. 23 февраля – День защитников Отечества, я же в армии не служил, поэтому своим праздником его не считаю. А вместо 8 марта нам ближе православный женский день, который приходится на третье воскресенье после Пасхи, он называется День святых жен-мироносиц. Тогда я делаю супруге подарки, дарю цветы. Она мне на праздники чаще всего дарит книги. Я коллекционирую редкие издания, меня интересует церковная история, античная философия, а также эпоха Ренессанса.

В Саратове букинистика не сильно развита, посетовал отец Василий, поэтому большинство покупок он совершает по Интернету. Там же в свободное время читает новости, переписывается с друзьями, родственниками из других городов, общается на форуме Саратовской епархии и состоит в группе Саратовского православного молодежного общества в одной из социальных сетей.

– Интернет часто ругают как всемирную помойку, но в нем есть много как плохого, так и хорошего, – говорит батюшка. – Не стоит воспринимать его только в качестве средства развлечения, ухода от реальности. Для нас сеть – это прежде всего благодатное миссионерское поле, где можно проповедовать Слово Божие. Как сказано в Евангелии: «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного». Поэтому Интернет эффективен в осуществлении благородных стремлений. Так, у нас был опыт сбора денежных средств на операцию бывшему сокурснику, болевшему лейкемией. Я вижу целью общения в виртуальном пространстве социальную взаимопомощь, но, конечно же, не стоит забывать, что это никогда не заменит нам живого контакта!

«Папа, Мама и я!»

Матушка с детьмиПришла матушка Татьяна. Маленький Сережа, видимо, устав от путешествия до поликлиники и обратно, сказал, что хочет спать, и скрылся в детской. Малышка Елизавета, названная в честь святой преподобномученицы великой княгини Елизаветы Федоровны, спокойно лежала на руках у мамы и смотрела большими голубыми глазами. Мы переместились в зал и поговорили еще чуть-чуть о делах семейных.

– Меня всегда тянуло в Церковь, тем более я жила рядом с храмом «Утоли моя печали», – рассказала матушка Татьяна. – И когда стала прихожанкой, очень обрадовалась тому, что там тоже есть молодежь, мне понравилось общение с ней гораздо больше, чем времяпрепровождение в обычной компании сверстников. А когда познакомилась с отцом Василием, все окончательно встало на свои места, я поняла, что встретила свою судьбу. Хотя мечты выйти замуж за батюшку изначально у меня не было. Но родители были очень рады этому факту, а некоторые из подруг, узнав, что я невеста будущего священника, сказали о том, что они тоже верующие, хотя раньше в беседах мы почему-то обходили тему веры стороной.

– А не сложно быть женой священника? Ведь это большая ответственность, насколько я понимаю, нужно соответствующе одеваться, соблюдать посты, реже встречаться с подругами, посещать богослужения чаще, чем другие прихожане…

– В этом нет ничего сложного, ведь я так живу не потому, что жена священника, это обычный образ жизни христианки, православной верующей, – пожала плечами Татьяна.

– Мы – обычная семья, – говорит отец Василий. – То, что не курим, не пьем спиртного, соблюдаем посты – для многих православных это естественно. По дому я выполняю всю мужскую работу, супруга занимается хозяйством. Все свободное время мы проводим вместе, гуляем с детьми. Есть еще традиция каждый год посещать Троице-Сергиеву лавру, молиться у мощей Сергия Радонежского, но пока дети маленькие, приходится ездить одному. Надеюсь, Бог даст, в следующем году мы поедем туда всей семьей.

– А вы когда с семьей на отдыхе или прогулке, ходите в светской одежде?

– Священнику положено ходить в священническом облачении, обычно я в подряснике. И это не случайно: иногда люди подходят ко мне на улице, видя в неформальной обстановке. Говорят, что в храме стесняются обратиться, а подойти, например, в парке им бывает проще. Если у них серьезные вопросы, я приглашаю в храм на исповедь, и многие приходят. Неважно, ко мне или другому священнослужителю: главное, они приходят к Богу.

– Вам не обидно, что большую часть времени батюшка посвящает своему служению? – интересуюсь у его супруги, которая потихоньку укачивает Лизу.

– Вы знаете, так только кажется, на самом деле батюшка проводит дома ненамного меньше времени, чем на работе. У меня папа не священник, но он тоже всю жизнь работал, иногда даже без отпуска, и при этом я не могу сказать, что редко его видела. Вот и батюшка все успевает, помогает мне по дому, и я всегда чувствую его поддержку.

– А самой выйти на работу не хочется?

– Сейчас я хочу думать и думаю о детях. Вот моя работа, радость и любовь. Я поступила на философский факультет СГУ (кафедра религиоведения), думая, что найду себя именно в этом направлении, а нашла себя в роли мамы. Мне дома не скучно, моя жизнь – это моя семья.

Лиза захныкала, видимо, захотела есть. Отец Василий посмотрел на часы и засобирался на работу в семинарию. Матушка начала готовиться к кормлению малышки. А я поспешила домой, чтобы больше не мешать лишними расспросами их простому семейному счастью.

Виктория Федорова
Фото Артема Коренюка
Взгляд-Православие