1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Короля играет свита

Печать

Written by Геннадий Александров

Достоин удивления тот факт, что никому до сих пор не пришло в голову написать сравнительное жизнеописание Николая II и Георга VI. Случилось так, наверное, потому, что они по-разному закончили свой жизненный путь. Но кроме смерти, которая у каждого своя, у них были ещё и их жизни, и вот в жизнях этих двух монархов было очень много совпадений.

Итак – два монарха. Николай и Джордж. Николай II и Георг VI. Русский и англичанин.

nicholas--II-1mGeorg_VI-1mНачнём по порядку. С того, например, что если наколоть младенцу пальчик и исследовать выступившую капельку крови, то есть призвать ту самую "кровь" в качестве свидетеля, то ни Николай не был чисто русским, ни Георг не был чисто англичанином. "Чисто" не в смысле той чистокровности, которая имеется в виду, когда мы говорим о "знатности", с этим и у одного, и у другого всё было в полном порядке, а в смысле национально-почвенническом, – их и возглавлявшиеся ими государства разделяла незримая черта, проведённая не только происхождением, но и кровью.

Кровь мы получаем от родителей, и совпадение имеется и в данном, рассматриваемом нами случае, и опять же не только в узком смысле происхождения пап и мам, а в смысле личностном, смысле "психологическом". И в случае Николая, и в случае Георга мы имеем отца как ярко выраженного лидера, склонного даже и к деспотии, причём лидера по личным убеждениям консервативного, самой Историей призванного "подморозить" результаты предыдущего царствования. И точно так же в обоих случаях мы имеем властных, очень умных матерей, которые имели на детей большое влияние не только в период воспитания, но даже и тогда, когда их сыновья становились полновластными монархами.

Оба, и Николай, и Георг не испытывали ни малейшего желания царствовать, для обоих власть не являлась чем-то таким, чего бы они вожделели, оба, сложись их судьба по-другому, предпочли бы "частную жизнь". К обоим применимо высказанное в адрес Георга определение the reluctant King, то есть "король поневоле".


У обоих были гораздо более яркие и, по мнению окружающих, куда более годные к роли монарха братья, и оба провели свою юность и молодость в тени, братьями отбрасываемой.

Оба производили впечатление скрытных, немногословных людей, что в случае Георга усугублялось ещё и дефектом речи.

Оба были упрямы.

nicholas--II-2mGeorg_VI_England-i-Elisavet-1mОба сами выбрали себе спутницу жизни, оба добились её, оба женились по любви и оба были счастливы в созданной ими семье, что в случае жизни монархов, где существует такая штука как династический брак, является не правилом, а редчайшим исключением.

Жёны у обоих были очень сильными личностями, и оба при определённых обстоятельствах предпочитали выпускать их вперёд, особенно в той щекотливой области человеческого бытия, что называется "светской жизнью".

Оба не любили находиться "в центре внимания". Для обоих "быть на глазах" являлось тягостной повинностью.

Оба чурались показной роскоши и оба были весьма непритязательны в быту.

Оба не только не были похожи на людей, про которых говорят "семи пядей во лбу", но ещё и не стремились с подобным о себе мнением бороться. Даже и высказывавшиеся об обоих мнения приближённых чрезвычайно сходны. С известными словам Витте что у царя, мол, "...нет образования Александра I, а император Николай II по нашему времени обладает образованием гвардейского полковника хорошего семейства" перекликается мнение о Георге, как о "...decent, quiet, pleasant man of poor education, modest intellect and little imagination." Оба не любили читать, что "общественным мнением" ставилось им в вину – "...kings and princes had no reason to read books, and George VI rarely bothered."

Оба волею Рока оказались во главе государств во время величайшего кризиса. Оба не только были монархами, но обстоятельства сложились таким образом, что им пришлось быть ещё и главнокомандующими.

Им обоим пришлось носить военную форму. Им обоим пришлось бывать на фронте.

Во время царствования обоих Россия и Англия находились в союзнических отношениях.

У них обоих в союзниках числились Франция и США.

У них обоих во врагах была Германия.

И, как будто всех этих совпадений мало, они оба проиграли.

Они оба потеряли свои Империи.

Абсолютно схожих людей не бывает, и не бывает по причине несходства судеб. То же самое и в данном случае, сходство личностных черт и совпадение некоторых жизненных узлов Георга VI и Николая II перебивается всего лишь одним различием. Одним, но зато каким!

У этих двух монархов разная посмертная судьба.

И разная до степени гротеска.

Один – умер в загородном замке-резиденции, тело его было перевезено в Лондон для прощания с народом, и в первое же предрассветное зимнее утро у закрытых ещё дверей Вестминстера собралась 300-тысячная толпа простых англичан, желавших отдать последний долг королю.

Другой же... Нам не известны даже обстоятельства, при которых он умер. Не было толп, не было прощания, не было и нет ничего, кроме легенды, которую, спустя почти столетие, используют в своих сиюминутных интересах нечистоплотные и мелкотравчатые в своей провинциальности политиканы.

Один по смерти считается чуть ли не лучшим монархом в долгой английской истории и превращён в национальный символ так называемого quiet heroism, то есть "тихого героизма" (этим образом госпропаганда затрагивает очень чувствительную струну в британской душе, тихий, негромкий, "повседневный" героизм это очень, очень по-английски).

Другой... А что другой? Стрелял ворон, подкаблучник, человек слабый, ничтожный, да и просто – дурак. Даже и сегодня, когда у государства была двадцатилетняя передышка, и можно было, оглядевшись, прикинуть что к чему, Николай, которого, вроде бы, взялись "реабилитировать", изображается чуть ли не юродивым. Главным достоинством человека, возглавлявшего государство не много, не мало как двадцать один год, является, оказывается, то, что он был "хороший семьянин".

Почему так вышло?

Вышло так потому, что короля играет свита.

От свиты зависит, каким быть королю не только при жизни, но и каков будет его образ в глазах народа после смерти.

Посмертная разница (а она гораздо важнее прижизненной) между Николаем и Георгом – это не разница между двумя людьми, это не разница между Ники и Берти, это разница между боярами. Между боярами английскими и боярами русскими.

Англичан в качестве примера я привёл не случайно. И в Первую, и (особенно) во Вторую Мировую им пришлось несладко. Так вот эта несладкость была использована во благо государству, несладкость послужила (и послужила славно) единению нации. Трудности военного времени, в том числе и пошлые трудности быта, были осмыслены и использованы в качестве жертвы. Личной жертвы. Личной жертвы каждого, вне малейшей зависимости от происхождения, социального статуса и положения, занимаемого в общественной иерархии. Каждый отдельный человек понимал переносимые им "трудности" как жертву на алтарь отечества.

nicholas--II-semia-5mGeorg_VI_England-semia-2mВ государстве каждый был превращён в государственного служащего, в маленького жреца, воспринимавшего государство как храм. Идея родилась на самом верху и была мгновенно понята и оценена "элитой". И английские бояре, которых не пришлось ни убеждать, ни уговаривать, им не пришлось даже что-то объяснять, сами, не застаиваясь на старте, немедленно побежали в нужном направлении. И побежали не просто, а с энтузиазмом. С выдумкой. "С инициативой".

Элита сама для себя придумала моду на потрёпанную одежду. Элита стремилась даже своим внешним видом "оказывать уважение" народу. Элита показывала простому народу, что она "всё понимает". Народ сидит на карточках? Значит и мы сядем на карточки! И бояре сели на карточки. На карточки сел король. В результате возникло "окопное братство" и "военное товарищество" не на фронте только, а в масштабах всего государства. "Тихий героизм" понимался как тихий героизм всех. Без исключения.

"Один вождь, одна страна, один народ". Помните? Так вот англичане, не произнося этого вслух, воплотили лозунг в жизнь. Без громких слов они просто начали так жить. И это позволило им, даже потерпев поражение в войне и потеряв государство, извлечь колоссальную моральную выгоду. И именно поэтому англичане относятся к Георгу VI так, как они к нему относятся. Он дал им возможность остаться самими собой, сохранить себя, одержать каждому его маленькую победу. Это тот случай, когда солдат может считать себя героем, несмотря на то, что его армия проиграла сражение. "Я сделал всё, что мог и только Бог мне судья".

s640x480

Это званый обед во дворце князя Шаховского. Это - русские бояре времён Первой Мировой.

Снимок сделан примерно за месяц до Февральской революции, покончившей с русской монархией. За стенами дворца – январь 1917 года, идёт тяжелейшая для государства война, погибли миллионы, а во дворце – веселье, в стране не так, чтобы очень хорошо с продовольствием, а во дворце вкусно едят, в стране – сухой закон, и сухой закон не из каких-то там высоких соображений, а потому, что государству нужна не водка, а зерно и картофель для пропитания "малых сих", а на столах веселящихся – бокалы. Да и чего ж не веселиться, у них – всё хорошо.

Попробуйте посадить их на карточки. Попробуйте одеть их жён в "потрёпанную одежду", попробуйте ввести закон, запрещающий им "распространять слухи". Ведь этим людям, русским боярам с дворянами и дворней даже и такое вот положение, напоминающее пир во время чумы, казалось недостаточно весёлым, пройдёт меньше месяца и они, нацепив красные банты, примутся с восторгом рушить стены "темницы".

А ведь в них, в этих людях – самая суть. Самый корешок. Дело-то ведь в том, что вы смотрите на Николая (сегодня смотрите!) – их глазами. Вам только кажется, что вы смотрите своими, а на самом деле Николай II, каким вы его "знаете", создан, "сыгран" свитой. Вот этими вот людьми со старой фотографической карточки. Тогдашняя русская "элита", тогдашние русские бояре не хотели не монарха, они не хотели монархию.

Посмотрим опять на англичан. Сравним. Слухи о Николае, все эти "вороны-распутин-шпионка" исходили сверху, слухи распространяли РОДСТВЕННИКИ царя, интриговавшие против него. ИНТРИГОВАВШИЕ ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ. А бояре эти слухи с радостью подхватывали и передавали дальше. "Я, ты, он, она, вместе целая страна!"

А у Георга в родственниках был лорд Маунтбэттен и никаких таких слухов. Да и попробовал бы кто-нибудь во время войны распространять в островном королевстве слухи.

Проблема с русским "боярством" была в том, что Русское боярство разложилось как класс. Выправить положение, убрав одну-две "паршивые овцы", представлялось невозможным, поскольку все овцы вставали друг за друга горой. То, что бояре в России начала ХХ века предали монархию, это не вся беда, беда во всём объёме была в том, что русские бояре предали себя. Своё предназначение. Они забыли, что такое "долг". А, забыв, вспоминать не захотели.

Они потеряли волю к жизни, они потеряли инстинкт. Они потеряли себя.

Контраст – опять же Англия. Их бояре служили истово. Они понимали, что истовость прежде всего в их собственных интересах. Служили даже такие, как Черчилль и Бивербрук. Оба были ЛИЧНЫМИ врагами Георга, и, однако, когда государство подошло к краю, они пошли к Георгу в услужение.

Пример с Бивербруком чрезвычайно показателен. Он был не только сказочно богатым, но ещё и очень успешным человеком, занимавшися тем, что ему нравилось. Когда не удалась его предвоенная политическая интрига, он мог бросить всё, уехать в Канаду (он был канадцем) и вести там жизнь "канадского набоба". Как-то сын Черчилля с недоумением спросил у него, почему он так не поступит, на что Бивербрук со смехом ответил, что для него политика – это что-то вроде спорта, и что если у него политику отнять, то ему будет скучно, "ему будет незачем жить".

И именно для того, чтобы им было зачем жить, подобные Бивербруку люди и служили, работая на износ, двадцать четыре часа в сутки. И ещё одно – эти люди, знать и высшая бюрократия, были даже не волками, те же Бивербрук или Ванситтарт по жизни были волчищами, Георг на их фоне выглядел ягнёнком, но несмотря на это, они отнюдь не стремились оттереть короля на задний план, они не стремились подменить его собою, они ему – помогали, они ему – служили.

Главный исторический урок, который можно извлечь из разницы между русским и английским боярством состоит в том, что английская аристократия служила и служит не человеку, не персоналии, она служит "короне".

Она служит Трону.

Геннадий Александров