1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Святой Гермоген (Долганёв), епископ Вольский, викарий Саратовской епархии (1901 – 1903)

Печать

Written by Воцерковление.ru

03_germogen_214 января 1901 года в Казанском Соборе Санкт-Петербурга была совершена епископская хиротония архимандрита Гермогена (Долганёва), назначенного на Вольскую кафедру. Чин хиротонии совершили митрополит Санкт-Петербургский Антоний (Вадковский), митрополит Московский святой Владимир (Богоявленский), епископ Гдовский святой Вениамин (Казанский). Двое из архиереев, совершавших хиротонию, Владимир и Вениамин, разделят трагическую судьбу рукополагаемого ими Гермогена и будут замучены безбожными гонителями.

Епископ Гермоген, в миру Георгий Ефремович Долганёв, родился в Херсонской губернии в семье единоверческого священника 25 апреля 1858 года. В Новороссийском университете, размещавшемся в Одессе, будущий Вольский епископ закончил юридический факультет и прослушал полный курс математического факультета, посещая одновременно лекции на историко-филологическом. В 1890 году, в возрасте тридцати двух лет, он, будучи студентом Санкт-Петербургской Духовной Академии, принимает монашеский постриг и через два года посвящается в сан иеромонаха.

По окончании Духовной Академии в 1893 году архимандрит Гермоген назначается инспектором, а затем в 1898 году и ректором Тифлисской Духовной Академии. Это окраинное учебное заведение в годы ректорства Гермогена Долганёва приобрело дух строгой церковности, творческого поиска, православной духовности. Не ограничиваясь стенами семинарии, он создавал церковные школы и миссионерские братства почти по всему Кавказу.

Прозорливость Гермогена, стремившегося освободить семинарию от всего несвойственного духу Православия, проявилась в изгнании в 1899 году из ее стен Иосифа Джугашвили, зловещая судьба палача России была предугадана.

В Государственном Архиве Саратовской Области среди бумаг епископа Гермогена хранится объяснительная записка воспитанника семинарии Иосифа Джугашвили, оправдывающегося в несвоевременной явке на занятия после каникул.

На Вольской кафедре владыка Гермоген пребывает два года и это время связано со значительным оживлением церковной жизни в Вольске. Неутомимый епископ развивает широкую миссионерскую деятельность, привлекая к ней многих мирян, имевших образование и способности необходимые для дела духовного просвещения. Истовые, продолжительные, благоговейные богослужения, которые совершал владыка в Вольских церквах, привлекают множество прихожан, которые уже и забыли дорогу к храму. Он организует внебогослужебные чтения и беседы, разрабатывает программы воскресных школ для детей и взрослых.

27 октября 1902 года Преосвященным Гермогеном был освящен домовый храм во имя Архистратига Божия Михаила в Вольском реальном училище. Старостой этого храма был известный вольский купец Николай Степанович Меньков. Богослужения для реалистов совершал законоучитель священник Николай Русанов, ставший, впоследствии, одним из видных обновленческих иерархов.

16 сентября 1901 года начались занятия во Втором Саратовском епархиальном училище, открытом в Вольске. Исполняющим обязанности председателя училищного совета был назначен священник Николай Русанов.

Первый учебный год прошел в частном доме Мельникова, настолько тесном, что не было возможности даже устроить домовую церковь. На воскресную литургию воспитанницы ходили в расположенную напротив приходскую Троицкую церковь. Всенощное бдение проходило прямо в квартире училища. Его обычно служил кладбищенский батюшка Николай Тихомиров.

24 августа 1903 года Преосвященный Гермоген отслужил молебен при закладке нового здания Епархиального училища. На торжество прибыло едва ли не все вольское духовенство, светские власти, представители учительской семинарии и других учебных заведений города. Летом 1905 года епархиалки количестве 148 душ переехали в прекрасное трехэтажное здание с домовой церковью. С переездом в свой новый дом училище стало шестиклассным, в 1909 году был открыт 7-й педагогический класс, в 1915 году — еще один, 8-й, педагогический класс.

В связи с началом Первой Мировой войны новое здание училища было отдано военным. Занятия в 1915 — 1917 годах проходили в две смены, в здании церковно-приходской школы при Покровской церкви. В сентябре 1917 года пришлось отложить на неопределенное время занятия в младших классах. В декабре училищная казна оказалась полностью опустошенной. С начала 1918 года воспитанниц стали вызывать только на консультации и экзамены. 1918 год стал последним учебным годом не только для Саратовских епархиальных училищ. Перестали существовать все духовные школы России.

В последний год управления Вольским викариатством владыкой Гермогеном было начато строительство нового здания Вольского Духовного училища. Постановление по этому поводу было принято епархиальными властями 17 октября 1902 года. Подряд на строительство, начавшееся весной 1903 года, взял Николай Степанович Меньков. Вскоре Вольское Духовное училище, теснившееся с 1847 года в особняке злобинской постройки, переехало в просторное здание на окраине города, в котором была устроена домовая церковь во имя трех Вселенских святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого. «Саратовские Епархиальные Ведомости» в №18 за 1903 год сообщали о пожертвовании протоиереем Вольского Кафедрального училища Матфеем Васильевым сребропозлащенных богослужебных сосудов стоимостью в 153 рубля для новой Трехсвятительской церкви.

Здание Духовного училища сохранилось до сегодняшнего времени. После революции его занимал Вольский Учительский институт, в настоящее время здесь размещается Педагогическое училище №2.

Вольская Благовещенская церковь хранит несколько икон, привезенных владыкой Гермогеном с Афона.

21 марта 1903 года Преосвященный Гермоген получает указ о назначении правящим архиереем Саратовской епархии и управляет ею в самые трудные годы Первой Русской Революции. Во время революционных беспорядков 1905 года епископ Гермоген делает все возможное, чтобы успокоить дезориентированное население Саратова. Он совершает почти ежедневные богослужения, за которыми обращается к народу с просьбами отойти от возмутителей спокойствия и ни в коем случае не применять насилия.

Преосвященный Гермоген предложил рабочим собираться вместе с ним для решения вопросов общественной жизни. Число участников этих собраний постоянно увеличивалось, на одном из них было принято решение о строительстве нового храма.

Еще в 1903 году Преосвященный Гермоген основал Христорождественское Братство взаимопомощи ремесленников и фабрично-заводских рабочих. Почетными членами этого Братства, помимо самого Гермогена, стали Преосвященный Павел, проживавший на покое в Балашовском женском монастыре, протоиерей Иоанн Ильич Сергиев (Кронштадтский), губернатор Петр Аркадьевич Столыпин, вице-губернатор Д. Г. Новиков.

Христорождественское Братство создало ссудно-сберегательную кассу, посредническое бюро для приискания работы, потребительскую лавку. На Верхнем базаре разместился организованный Братством Духовно-просветительный союз.

Несмотря на то, что Саратов был в это время крупным промышленным центром и университетским городом, революционные беспорядки в нем очень скоро прекратились.

В это время владыка Гермоген учреждает газеты «Православный Россиянин» и «Братский листок», в которых помещает множество своих статей. «Саратовские Епархиальные Ведомости» превращаются в еженедельный «Саратовский Духовный Вестник». «Православный Россиянин» и «Братский вестник» предназначались для самого широкого распространения среди простого народа. Редакция этих изданий сотнями листов рассылала каждый тираж, испрашивая с благочинных символическую плату по копейке за экземпляр.

В начале 1906 года при редакции «Братского вестника» Преосвященным Гермогеном был учрежден комитет по оказанию помощи голодающим Саратовской епархии, председателем которого был назначен священник Сергий Четвериков. Консистория разослала указы по всем благочинническим округам, чтобы по всем церквам епархии по всем воскресным и праздничным дням производился особый сбор в пользу голодающих, предваряемый поучением священника.

Преосвященный Гермоген горячо поддерживал патриотические движения, которые начинались в гуще народной жизни. В 1905 году в Саратове и уездных городах губернии были открыты отделения Православного Всероссийского Братского Союза Русского Народа. Одним из первых председателей Саратовского отделения был священник Матфей Карманов.

В Вольске председателем местного отделения долгое время был настоятель Кафедрального собора протоиерей Модест Белин. Помимо этого Православного Братского Союза в Саратове и уездных городах работали отделения Всероссийского Союза Русского Народа, членами которого были не только православные граждане, но и, например, старообрядцы.

Так, в Вольске бессменным председателем местного отделения Союза Русского Народа был старообрядец-беглопоповец купец Александр Яковлевич Соловьев.

Во время пребывания Преосвященного Гермогена на Саратовской кафедре оживилась и работа Саратовского епархиального попечительства о бедных духовного звания. По уставу этого попечительства право на получение регулярного пособия имели: 1) сироты-девицы до поступления в учебное заведение на казенное содержание, до выхода в замужество и до 21-летнего возраста; 2) мальчики до возраста поступления в духовное училище или до 12 лет; 3) вдовы и заштатные лица до получения штатного места или до смерти, если по своему одобрительному поведению будут этого заслуживать; 4) семейства и дети лиц, отрешенных от мест или посланных в монастырь для исправления до определения или возвращения на места родителей.

Большое значение придавал епископ Гермоген просветительской деятельности Братства Святого Креста, призывая приходское духовенство хотя бы материально содействовать его работе.

1 марта 1905 года Консистория разослала по всем благочинническим округам епархии указ, в котором говорилось о предложении Преосвященного.

«В целях большего ознакомления православного населения нашей епархии с деятельностью обновленного местного Православного Братства Св. Креста с 3-мя его отделениями и привлечения православных жителей к активному участию в братской деятельности, а также и для увеличения средств Братства, предлагаю Духовной Консистории сделать надлежащее распоряжение об ежегодном производстве во всех церквах епархии сбора пожертвований в пользу Братства Св. Креста в течение двух дней — 25 марта и 14 сентября за всеми богослужениями, предписав при этом приходским священникам пред началом сбора предварительно в своих проповедях ознакомить прихожан с деятельностию Братства и пригласить их к вступлению в число членов-братчиков».

В условиях стремительного разрушения нравственных начал в деле воспитания молодежи в светских учебных заведениях Преосвященный Гермоген особое значение придавал деятельности школ церковных. На торжественном акте, состоявшемся 13 июня 1904 года и посвященном 20-летию передаче земских школ в ведение Церкви, было решено учредить Саратовское Епархиальное Общество вспомоществования учащим и учащимся в церковных школах Саратовской епархии имени Государя Императора Александра Третьего». В первоначальный фонд этого общества было решено внести 1500 рублей из процентов Захарьинского капитала и по рублю с каждого храма епархии. Утверждая это решение, на докладе председателя Епархиального училищного совета протоиерея Кречетова владыка Гермоген пишет распоряжение эконому Архиеейского дома внести в фонд открываемого Общества 400 рублей из сумм Крестовой церкви, 200 рублей из средств Киновии, 400 рублей из его собственного архиерейского жалованья. Кроме того архиерей просил отцов настоятелей не ограничиваться рублевым взносом и жертвовать на церковные школы, по возможности, больше.

Будучи правящим архиереем Саратовской епархии Преосвященный Гермоген не забывал своего первого кафедрального города. Он любил бывать в Вольске, служить в многолюдных вольских храмах. 16 июня 1912 года владыка прибыл в Вольск на пароходе вместе с Чудотворной Седмиезерной иконой Божией Матери.

После литургии и молебна перед святым образом, отслуженным вместе с Вольским викарным епископом Досифеем и собором городского духовенства, епископы Гермоген и Досифей отправились в Казань и долее в Седмиезерную пустынь, место постоянного пребывания Чудотворной Иконы. Преосвященный Гермоген заранее пригласил всех почитателей Небесной Царицы следовать вместе с образом на пароходе «Удачный», и вольский благочиинный Алексанр Знаменский специально справлялся о стоимости проезда до Казани и обратно.

Владыка Гермоген хорошо понимал, что Церковь является единственной здоровой нравственной силой возмутившегося русского общества. Авторитет Церкви он старался утвердить всеми силами. Когда в 1908 году Саратовская дума решила назвать две начальные школы именем Л. Н. Толстого (еще при жизни писателя), Гермоген обратился к губернатору с просьбой отменить это постановление, но получил отказ.

Защищая паству от проповеди разврата и безбожия, которые стали раздаваться с театральных подмостков, епископ Гермоген возвысил голос против постановки декадентских антихристианских, кощунственных пьес Леонида Андреева «Анатэма» и «Анфиса», против бездарного спектакля «Черные вороны», поставленных в Саратовском театре в 1910 году и в превратном смысле выставлявшего православное духовенство.

«Выступая с пастырским словом против пьесы, — писал владыка, — я вовсе не имел в виду той или иной литературной ценности ее — а она, по общему признанию, ничтожна — я имел ввиду эту пьесу как возмутительный пасквиль против Божественного Провидения и всех дорогих и священных для каждого христианина предметов веры…»

Власть предержащие, боявшиеся после 1905 года прослыть обскурантами и невеждами, не принимали никаких действий против продолжавшегося безудержного оскорбления Церкви. Таким же безмолвным равнодушием был встречен в Святейшем Синоде доклад Саратовского епископа, предложившего на основании канонических правил отлучить от Церкви нескольких русских писателей, среди которых значились Д. С. Мережковский, В. В. Розанов, Л. Андреев.

«Передовая общественность» жестоко мстила епископу, называя образованнейшего священнослужителя обскурантом и мракобесом, гонителем свободы и просвещения, ненавистником интеллигенции.

Гермогена обвиняли в том, что именно он способствовал удалению в отставку в 1910 году Саратовского губернатора графа Сергея Сергеевича Татищева.

Будучи первоначально очарован народной правдой Григория Распутина, Саратовский епископ скоро понимает, какой авантюрист оказывает влияние на Августейшее семейство и всю российскую политику. Дальновидный Гермоген отчетливо видит, к какому трагическому концу приближает Россию мнимодуховный старец. Епископ Гермоген становится активным противником Распутина и пользуется для разоблачения проходимца и побродяги всеми доступными ему средствами.

Длинные руки Григория Ефимовича оказались куда страшнее всей «прогрессивной общественности», люто ненавидевшей Гермогена. Святейший Синод был игрушкой в руках беспринципного авантюриста и Саратовский владыка это очень скоро почувствовал.

На очередной сессии Синода в конце 1911 года Гермоген выступил против введения в Русской Православной Церкви неизвестной ранее корпорации диаконис и чина заупокойного отпевания инославных. Не находя поддержки у постоянных и временных членов Синода, он послал телеграмму Государю, который всерьез интересовался тем, что происходило в высшем органе церковного управления.

Обер-прокурор Владимир Карлович Саблер, всецело зависевший от Распутина, повел дело так, что Император увидел в этой вполне обычной защите своего мнения попытку опорочить Синод. 7-го января 1912 года Гермоген получил Высочайший указ об освобождении от присутствия в Синоде и предписание немедленно покинуть столицу. Гермоген, чувствовавший себя нездоровым, не торопился. Саблер доносил Государю о неповиновении. В результате, 17 января появился новый Высочайший указ об увольнении Гермогена от управления епархией и высылке в Жировицкий монастырь в Западном крае.

Мог ли подумать в то время Император, что всего через шесть лет, он, теперь уже только гражданин Николай Александрович Романов или бывший царь, как его нарочито упорно будут именовать большевики, примет благословение Тобольского епископа Гермогена.

В Жировицах вновь открылся дар прозорливости, который обнаружился у Гермогена еще в Тифлисе. Часто, закрыв лицо рукам, он безутешно плакал и с сокрушением говорил:

«Идет, идет девятый вал; сокрушит, сметет всю гниль, всю ветошь; совершится страшное, леденящее кровь — погубят Царя, погубят Царя, непременно погубят…»

О пребывании епископа Гермогена в Жировицах и притеснениях, которые он испытывал от гродненского архиерея и монастырской братии оставил интересные воспоминания последний протопресвитер русской армии и флота Георгий Шавельский, который в 1915 году посетил опального владыку. «Положение опальных епископов, заточенных в монастыри, всегда было тяжким. Епархиальные епископы сплошь и рядом не щадили самолюбия попавших в опалу своих собратий. Но тяжелее всего был гнет настоятелей монастырей, часто полуграмотных архимандритов, которые мелочно и грубо проявляли свою власть и права, не щадя архиерейского сана заключенных. В данном случае положение епископа осложнялось тем, что он был заточен в монастырь по Высочайшему повелению. Местные епархиальные власти точно старались показать, что они строги к тому, кого не жалует царь. Епископу Гермогену жилось в монастыре худо. И Гродненский архиепископ Михаил, и невежественный архимандрит-настоятель, и даже весьма благостный и кроткий викарий, епископ Владимир, — каждый по-своему прижимали несчастного узника...»

Но и в Жировицах Преосвященный Гермоген не пал духом. Его стол был всегда завален книгами, бумагами, газетами, лекарствами. Для местных крестьян опальный архиерей изготавливал целебные настои и отвары лекарственных трав.

С симпатией о Гермогене отзывались многие высокопоставленные особы и даже члены царской семьи. Начальник департамента полиции Степан Петрович Белецкий писал, что, пребывая в Жировицах, «владыка смиренно переносил все невзгоды, служил в церкви, зимой холодной, с разбитыми рамами, жил, во всем себе отказывая, а на присылаемые ему изредка его почитателями деньги содержал фельдшера и аптеку, помогая фельдшеру, оказывая и сам медицинскую помощь всем, приходившим за таковой, без различия национальностей и вероисповедания».

Ввиду опасности от наступавших немецких войск по просьбе главнокомандующего Великого князя Николая Николаевича в августе 1915 года епископа Гермогена перевели в подмосковный Николо-Угрешский монастырь, где его застала революция.

Пророчество Гермогена сбылось. Девятый вал бессмысленного и беспощадного русского бунта смел все. Но самому ему Господь приготовил мученический венец.

В марте 1917 года Святейший Правительствующий Синод уволил на покой ставленника Распутина Тобольского епископа Варнаву (Накропина). Собрание мирян и духовенства Тобольской епархии избрало своим епархиальным архиереем епископа Гермогена. В сентябре владыка уже находился в Тобольске.

«Я искренне, от глубины души благодарю Всемилостивого Господа за пребывание и устроение меня именно в Тобольске, — писал он Патриарху Тихону, — это поистине город-скит, окутанный тишиной и спокойствием, по крайней мере в настоящее время».

Как представитель Тобольской епархии Преосвященный Гермоген был делегатом Поместного собора 1917-1918 годов. Здесь он работал заместителем председателя одного из самых важных отделов — отдела Высшего Церковного Управления.

Тобольское спокойствие продолжалось недолго. Гражданская война коснулась и этого города. Здесь находилась в заключении семья последнего Императора, и Николай, которому еще разрешали свидания с духовенством, просил настоятеля Кафедрального собора протоиерея Владимира Хлыстуна передать епископу Гермогену земной поклон и просьбу простить за отстранение от Саратовской кафедры. Владыка не держал зла и сам испросил прощения у Августейшего узника.

В Тобольске владыка Гермоген организовал Иоанно-Дмитриевское Православное братство, которое ставило своей целью работу с солдатами, вернувшимися с фронта и развращенными большевистской пропагандой.

Забота епископа о фронтовиках привела большевиков в бешенство.

Не меньшую ярость вызывали многочисленные воззвания, призывавшие верующих к защите Церкви и церковных святынь, к духовному сопротивлению безбожию и насилию, стойкости и терпению. 15 апреля 1918 года бесстрашный Преосвященный Гермоген возглавил крестный ход, в котором участвовало все городское духовенство и тысячи мирян. В течение нескольких часов крестный ход с пением шел по улицам города вдохновляя всех, кому была дорога Русская Церковь. Сразу же по завершении крестного хода владыка был арестован.

Боясь народного возмущения, власти тайно вывезли владыку в Екатеринбург, где он, находясь в строгой изоляции, все же передавал письма, из которых было ясно, что дух архипастыря не угас. Из тюрьмы Преосвященный Гермоген написал письмо Патриарху Тихону с изложением истории своего ареста и смиренной просьбой оставить его на Тобольской кафедре, а пребывание в тюрьме считать за продолжение служения.

Прибывшая в Екатеринбург делегация тобольского духовенства начала переговоры с властями об освобождении под залог. Власти, хорошо понимавшие, что отпущенного под залог архиерея они смогут тут же арестовать снова, требовали немыслимые суммы.

Когда деньги были собраны и переданы, все, кто хлопотал об освобождении владыки, оказались под арестом. Через несколько дней брат владыки протоиерей Ефрем Долганёв, священник Михаил Макаров и присяжный поверенный Константин Минятов были расстреляны.

Еще через несколько дней Преосвященный Гермоген вместе с другими узниками был отвезен в Тюмень. 13 июня 1918 года привезенные в Тюмень узники сразу же с вокзала были доставлены на пароход «Ермак». Вечером следующего дня пароход остановился у села Покровского и, здесь всех, исключая епископа и находившегося с ним священника Петра Карелина, перевели на пароход «Ока», затем высадили на берег и расстреляли.

По замыслу большевиков, «Ермак», ввиду предстоящего столкновения с войсками Сибирского правительства, должен был превратиться в настоящую крепость. Одетый в рясу и скуфью, физически изнуренный епископ, осыпаемый ругательствами и побоями, таскал бревна и доски, строил укрепления. Бодрость духа не оставила его, команда зловещего парохода слышала, как все время владыка пел пасхальные песнопения.

15 июня вечером епископа и священника перевели на «Оку». На этом пароходе узников посадили в грязный и тесный трюм; пароход пошел вниз по Туре по направлению к Тобольску. Около полуночи большевики вытащили отца Петра Карелина на палубу и, привязав к нему два гранитных камня, бросили в реку. Через полчаса на палубу вывели епископа Гермогена. До последней минуты владыка творил молитву. Когда убийцы привязывали камень, он кротко благословил их. Темные воды Туры сомкнулись над брошенным в бездну телом епископа. Дух его возвратился к Богу.

Господь прославил Своего святителя. Честные останки священномученика не остались в забвении. Несмотря на гранитный камень, они оказались выброшены на берег и 3-го июля были обретены и погребены крестьянином села Усольского Алексеем Маряновым.

Вскоре после того, как большевики были выброшены из Тобольска войсками адмирала Колчака, тело епископа было вынуто из земли и с соблюдением почестей на пароходе «Алтай» было доставлено в Тобольск.

В течение пяти дней гроб с телом священномученика, которое не выказывало никаких признаков тления, стоял в Кафедральном Софийском соборе. Тобольская паства прощалась со своим святителем.

03_germogen_12-го августа епископ Иринарх, викарий Преосвященного Гермогена, в сослужении сонма духовенства совершил чин погребения. Священномученик Гермоген был погребен в склепе, устроенном в Иоанно-Златоустовском приделе Кафедрального собора, на месте, где находилась первая могила святого митрополита Тобольского Иоанна.

23 июня 1998 года священномученик Гермоген был прославлен в лике местночтимых святых Тобольской епархии, а 20 августа 2000 года Деянием Юбилейного Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви его имя было внесено в Собор новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания. Тем же Деянием к общецерковному почитанию в Соборе новомучеников и исповедников Российских были канонизированы потрадавшие вместе со св. Гермогеном священномученики Ефрем, Михаил и Петр и мученик Константин. Летом 2005 года при ремонте Софийского собора Тобольска был обнаружен склеп, в котором покоились земные останки новомученика, а 2-3 сентября 2005 года в Тобольске состоялись торжества по случаю обретения мощей святого священномученика Гермогена, епископа Тобольского и всея Сибири.

При подготовке материала были использованы:

  1. Священник Михаил Воробьев. Вольское викариатство в 19-м и 20-м столетиях. Электронный документ.