1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Депрессия – болезнь?

Печать

Written by Священник Димитрий Васильев, Виктория Федорова

Нет настроения жить...

 

Депрессия«У меня депрессия, ничего не хочется, нет настроения», – я уверена, эти слова приходилось говорить и слышать многим из нас. И, несмотря на то что депрессия в медицинском понимании является серьезным заболеванием с характерными клиническими проявлениями, в обиходе это слово уже давным-давно стало синонимом тоски, угнетенности, апатии и грусти.

 

Небо уже не кажется таким голубым, трава – зеленой, солнце – ярким, ничего не радует глаз, нет желания не только  работать, но даже и отдыхать, встречаться с друзьями, веселиться. Хочется одного – закрыться дома, спрятаться от всех и даже поплакать от своей беспомощности и осознания бесполезности своего существования. Со стороны твоя жизнь не выглядит такой уж унылой – ведь рядом есть и любимые люди, и работа, и друзья. Но почему-то все равно все теряет смысл…

 

Мне такое состояние знакомо. Причем для его появления необязательно должны быть какие-то видимые причины. Просто в один определенный момент заканчиваются не только жизненные силы,  что можно было бы списать на обыкновенную усталость, но и в целом пропадает желание жить. Ведь все равно умрем. И от этой мысли уже ничего не хочется – ни работать, ни гулять, ни думать.  И депрессивные мысли с каждым днем одолевают все больше и больше – о том, что ты хотел сделать, но не сделал, о надвигающейся старости, о том, что каждое действие бессмысленно и уже ничего больше не принесет – ни радости, ни удовлетворения. Но откуда берутся такие мысли и настроения?

 

Такие жизненные явления проще понять, если в семье случается горе, ты теряешь близкого человека или возникают проблемы на работе, в личной жизни. Подобные настроения вполне могут быть из-за финансовых неурядиц. Например, нет денег и негде их взять, а тебе хочется совершить новую покупку, отправиться в путешествие. Кому-то в таких обстоятельствах  сложно оставаться веселым и беззаботным человеком, не прийти в уныние. Уже не говоря о том, что проблемы могут коснуться и  самого дорогого – здоровья.

 

Но если у тебя все в порядке, а на сердце вдруг откуда ни возьмись появились грусть и тоска, в чем проблема? И самый главный вопрос: куда идти в этом случае, к кому обращаться за помощью? Конечно же, друзья и родственники, о которых вспомнишь в первую очередь, постараются всячески поддержать, развеселить, помочь советом, но чаще всего после разговора по душам зазвучат стандартные фразы: «Не грусти и не думай об этом», «Возьми себя в руки!», «Забудь!» и «Все проходит, пройдет и это!». Кого-то они приободрят и кому-то помогут, а кому-то и нет.

 

Как-то раз, пребывая в таком вот угнетенном состоянии, я вспомнила слова из романа Достоевского о том, что самое страшное в жизни – когда некуда больше идти. Но переделала их на свой лад: самое страшное – когда незачем больше идти. Вроде есть куда пойти, а смысла не видишь… И делать этого не хочется даже ради близких – кажется, что, наоборот, им будет лучше в этом мире без тебя, а ты постоянно заставляешь их волноваться и приносишь только проблемы.

 

Кого-то, наверное, подобные мысли могут даже толкнуть на крайние поступки, но благо меня в момент такого вот кризиса спасло собственное здравомыслие. Понимая,  что так дальше продолжаться не может, я нашла выход – обратилась к профессиональному психологу. Мне быстро поставили диагноз – что-то вроде обычного невроза, прописали таблетки, – и, о чудо! – я не допила даже пачку до конца, как настроение начало меняться в лучшую сторону, появился оптимизм, восстановилась работоспособность, вернулась прежняя энергичность, воскресла из небытия радость, и так жизнь вернулась на круги своя.

 

Но вопросы остались: а что же это со мной было? Откуда берутся неврозы,  тяжелые депрессии, зачем они даны? И всегда ли их можно вылечить медикаментозным путем? С трудом верится, что душу можно вылечить таблетками, но лично я увидела – эффект налицо.

 

Поэтому, помня о том, что вера в Бога, – это прежде всего путь к спасению души, я задалась вопросами: а какую роль могут сыграть  Церковь, священник в случае, если человека невоцерковленного и пока даже не сильно набожного, коснулись проблемы психологического характера? Поможет ли ему посещение храма? Касаются ли описанные мной проблемы верующих людей? Мне кажется, не бывает вечно счастливых людей, которые ни разу не впадали в уныние. Или я ошибаюсь? Я очень надеюсь, что у Церкви есть ответы на эти вопросы…

 

Виктория Федорова

 

Когда демократия разочаровала и по телевизору нечего смотреть…

 

ДепрессияЯвляется ли депрессия синонимом слова «уныние»? Думается, что и да, и нет. С точки зрения святых отцов, того же Иоанна Лествичника, уныние рука об руку идет с еще одной страстью – леностью, и в этом контексте является идеологическим ее обоснованием для самого подвижника. Ну, что-то наподобие того: «Молиться лень, но нужно. Хотя, если разобраться, кому оно на самом деле нужно-то, можно и так обойтись…». Первая часть – философия ленивого ума, а вторая – оправдание ума унылого. Депрессия в чем-то похожа на такое уныние, когда идти как раз и не то чтобы некуда, а незачем.

 

Другой вид депрессии – психофизиологический, так называемая эндогенная депрессия, – по утверждениям очевидцев похож на черно-белое кино. «Кажется, что весь мир засыпан хлопьями пепла», – описывал свое состояние один такой страдалец. Это проблема восприятия реальности и особенность физиологии конкретного человека – помочь здесь, наверное, могут только медикаменты, хотя лечение в основном сводится к паллиативному. То есть снятие симптомов без устранения причины.

 

И, наверное, есть еще один вид депрессии, который как раз посередине между вышеописанными двумя. Обычная хандра, «синдром хронической усталости», «мировая скорбь», в общем, как ни назови, легче от этого не станет. Личного опыта ни в одной из таких депрессий (кроме первой, конечно),  лично я ни разу не имел, поэтому поделиться опытом преодоления этих состояний с Божией помощью не могу. Разве что только в подростковом возрасте, но это не в счет, там другие причины – гормональные.

 

Впрочем, если задуматься, имею ли я опыт преодоления и обычной, «ленивой» депрессии благодаря Церкви? Ведь для церковного человека лень всегда будет иметь церковную же направленность: лень молиться, лень идти в храм, лень поститься и лень читать Евангелие… Преодоление этой духовной расслабленности с помощью духовных же усилий всегда будет напоминать потуги известного персонажа вытянуть из болота самого себя за волосы (причем успешное, иначе откуда бы взялись в Церкви люди вообще – ведь каждого человека рано или поздно настигает такое вот религиозное «не хочу»). Тут третьего не дано, либо ты побеждаешь свою лень и встаешь на молитву, либо нет.

 

Для человека же мирского, бывающего в храме раз-два в году, посещение Церкви в период упадка душевных сил вполне может сработать точно так же, как и любая другая смена обстановки – то есть положительно. Человек переключается, отвлекается от своих проблем и увлекается новой для него жизнью, начинает упиваться ею, радоваться открывающимся ему небесным перспективам, как усталый путник неожиданному оазису в пустыне. Плюс к тому  мистическая поддержка благодати, которую Господь всегда посылает тем, кто искренне об этом попросит.

 

Не думаю, что Церковь может претендовать на роль панацеи от депрессии и уныния. Ведь она – собрание таких же людей, со своими радостями и печалями, взглядами на жизнь и тараканами в голове. И ничто человеческое им также не чуждо. Я сейчас, наверное, ересь скажу, и мои же собратья закидают меня кирпичами (шутка, они добрые на самом деле),  но даже для церковного человека, которому вдруг стало грустно и одиноко, Церковь не всегда может стать лучшим утешением – ведь бывает и такое состояние, когда молитва только еще больше раздражает. Крепкий сон и общение с хорошими людьми (совсем не обязательно священниками) в большинстве случаев помогает куда быстрее и лучше. И только после этого молитва снова начинает приносить облегчение. Бывает, что наступает такое состояние подавленности, что нигде не находишь себе места. И даже присутствие на богослужении  не избавляет от ощущения, что все так плохо, как будто весь мир превратился в сплошной промокший ботинок. Но стоит навести в своем доме порядок, помыть запыленные с прошлой весны окна, перестирать всю одежду и, укутавшись в одеяло,  сесть с хорошей книжкой и кружкой горячего чая с лимоном, как… Ах, да, совсем забыл, перед этим обязательно нужно позвонить матери, с которой накануне произошла небольшая ссора, и немного с ней поболтать. О чем? Да о чем угодно, лишь бы больше никто ни на кого не обижался.

 

Одним словом, в деле преодоления любой депрессии стоит сначала задуматься о первопричинах своего состояния. Ведь бывает, что многие часы мы находимся в одном помещении и не можем отделаться от мысли, что что-то не так, а потом, когда подберем валяющийся на полу карандаш и положим его на место, это ощущение непорядка пропадает. Но ведь степень психологической устойчивости у всех разная, и кого-то даже такой карандаш на полу может надолго выбить из колеи. И можно хоть сколько молиться и бить поклоны, пока этот карандаш не будет убран…

 

А бывает депрессия, духовный кризис, когда жить действительно незачем. Маркс с Энгельсом устарели, демократия разочаровала, по телевизору, как выяснилось лишь накануне, не показывают ничего хорошего, доктор сказал, что все рано или поздно умрут, и жизнь так или иначе теряет всякий смысл. И найти его снова можно, лишь оторвав глаза от земли и обратившись к небу. И это, пожалуй, единственный случай, когда Церковь может реально помочь.

 

Священник Димитрий Васильев,

клирик храма во имя Святой равноапостольной

княгини Ольги г. Калининска